09.01.2008
Инвестиционно-финансовая компания "Метрополь" была первой из крупных бизнес структур российского масштаба, кто очень амбициозно заявил о своих интересах в Бурятии. Произошло это несколько лет назад. Сейчас работа ИФК "Метрополь" и ее "дочки" ООО "Металлы Восточной Сибири" по-прежнему привлекает внимание, но уже с точки зрения выполнения громких обещаний. "Номер один" поговорил об этом и многом другом с руководителем региональных программ группы компаний "Метрополь", заместителем генерального директора корпорации "Металлы Восточной Сибири" — Баиром Цыреновым.

— Насколько серьезны намерения корпорации "Металлы Восточной Сибири" разрабатывать бурятские месторождения цинка, свинца — Озерное и Холоднинское? Ведь "Метрополь" — прежде всего крупная финансовая компания, поэтому слухи о спекулятивной покупке активов на севере Байкала, с целью перепродажи не утихают.

— Все успешные компании растут, развиваясь и диверсифицируя свой бизнес. Что касается "Метрополя", то у нас серьезные планы в Бурятии, свои проекты здесь мы будем реализовывать и доводить до конца. С этой целью мы можем привлекать партнеров, в том числе и иностранных, но, как вы видите на примере проекта Озерного ГОКа, контрольный пакет мы будем оставлять за собой, то есть за российской стороной. На этом примере видно, что уходить из Бурятии и, таким образом, зарабатывать на перепродаже мы не намерены.

— Корпорация объявляла, что освоение месторождения "Озерное" может начаться в 2008 году. В каком состоянии сейчас этот проект?

— Мы завершаем первый этап этого проекта — строительство вахтового поселка на 350 мест. В ближайшее время он будет сдан. Это первый в республике поселок подобного уровня, хорошо оснащенный инфраструктурой для работы и для отдыха. Так, например, в поселке будет располагаться полноценный спортивный комплекс, что кажется удивительным для работников.

Параллельно у нас продолжается проектная работа, мы работаем основательно и последовательно, в соответствии с условиями лицензионного соглашения. Сейчас нас обвиняют в опоздании по срокам выполнения этого соглашения, но, думается, это неверно. Многие говорили: а почему бы вам не взять готовый проект, который был в свое время сделан "Гипроцветметом" еще в советские времена, адаптировать его и доработать?

Когда мы приступили к изучению его проектной документации, мы поняли, что если работать по предложенной схеме, то это загубит природу еравнинских озер. Поэтому мы не стали торопиться, а заказали серьезным международным организациям техническую экспертизу проекта, подготовку финансового обоснования и так далее. Мы считаем, что лучше немного потерять по времени с тем, чтобы, вопервых, не нанести большого ущерба природе и, во-вторых, конечно, получить наилучший экономический эффект как для компании, так и для экономики Бурятии.

— Какова точная оценка этого месторождения, и какими силами вы намереваетесь вести его разработку?

— Озерное входит в десятку крупнейших месторождений мира. После завершения этапа подготовки проекта будет объявлен тендер, к участию в котором будут привлечены как российские, так и международные компании и на основе лучших предложений, в том числе по экологическим и экономическим соображениям. При этом мы рассматриваем альтернативный вариант и, возможно, создадим свою инжиниринговую компанию, которая выступит подрядчиком по строительству.

Что касается трудовых ресурсов для разработки месторождения. Проект масштабный и, естественно, потребует большое количество рабочей силы. В качестве примера приведу строительство вахтового поселка Озерного ГОКа. Он не такой большой по масштабам, однако, было задействовано до 300 человек — рабочих и инженерно-технических работников. При строительстве горно-обогатительного комбината потребуются большие подрядные организации до 10 тысяч человек, которые будут задействовать своих людей разновременно. После запуска комбината мы планируем набор производственного персонала порядка 1500 человек. При этом разовьются вспомогательные производства, и, соответственно, количество людей будет увеличиваться.

— Теперь о Холоднинском месторождении. Замглавы Росприроднадзора России Митволь неоднократно заявлял о возможном отзыве лицензии. Указываются две причины: нарушение сроков предоставления ТЭО — техникоэкономического обоснования и, пожалуй основная — это то, что месторождение находится в центральной экологической зоне Байкала. По вашему мнению, отзыв лицензии на самом деле возможен?

— Для начала замечу, что Холоднинское месторождение является одним из крупнейших в мире по запасам. Свыше полумиллиарда тонн руды, если работать по условиям лицензионного соглашения, то работы хватит, грубо говоря, на двести лет.

Что касается возможного отзыва лицензии, то как говорится, -(g%#. невозможного в мире нет. Конечно, он вероятен, но, очевидно, в том случае, если мы неоднократно, грубо нарушим условия лицензионного соглашения, но такого у нас нет и не допустим. Заявляю со всей ответственностью, всю работу по ТЭО проекта мы ведем в соответствии с условием лицензионного соглашения. На экспертизу мы его сдали своевременно. Прошли инстанцию по промышленной безопасности, начали проходить экологическую экспертизу, и готовились к государственной. В это время поменялось законодательство, вышло распоряжение Правительства РФ 1641, которое уточнило границы центральной экологической зоны. В соответствии с постановлением правительства 643 вся деятельность в центральной экологической зоне, особенно по развитию горнорудных проектов, оказалась запрещена.

Мы в это время готовились к общественным слушаниям — мы компания открытая, и я, как человек местный, понимаю, что местное население, ветераны-геологи, всегда подскажут, как надо действовать правильно и правильно учитывать их интересы. В ходе общественных слушаний было высказано ряд замечаний, которые мы решили учесть, и вернули проект на доработку проектировщикам. Изменения касались переноса местоположения особо опасных производственных проектов.

Как и в случае с Озерным, о Холоднинском нам говорили: возьмите готовые наработки. Однако те проекты были сделаны по старым стандартам, они не учитывали ни центральной экологической зоны, которой тогда не было, ни возможного ущерба. Местные жители знают, что размещение хвостохранилища предполагалось в районе устья реки Гасан-Дякит (приток р.Холодной), т.е в 12—15 км от впадения в Кичеру, а это совсем недалеко от Байкала. И как бы нам ни говорили, что это сэкономит наше время, наши деньги, мы такие проекты не будем брать, потому что это неправильно.

— Вы подчеркиваете, что не намерены работать по старым проектам. Так чем же ваши решения отличаются от тех, что были разработаны и представлены прежними проектировщиками?

— Прежде всего, когда мы пошли на аукцион по Холоднинскому месторождению, мы изначально предполагали добычу только подземным способом, чтобы исключить пылевые выбросы в бассейне озера Байкал. Кроме того, мы сразу обязались, что отходы будут размещаться за пределами водосборной зоны.

Ведь что такое отходы при горнорудном производстве? Это отвалы и хвосты, причем хвосты в жидком виде. У нас будет подземное производство, и соответственно, дробление руды планируем делать также под землей. Руда будет подаваться в сухом виде за пределы водосборной зоны. В одном из вариантов это будет конвейер, по которому руда будет доставляться в сухом виде на обогатительную фабрику, опять же за пределы водосборной зоны.

Вода же, которая изливается из штолен, будет улавливаться, очищаться, подаваться на обогатительную фабрику, там дочищаться и использоваться в системе флотации. Сброс хвостов в водосборную систему оз. Байкал исключается. Чтобы исключить нарушение рельефа и аварий, выработанное пространство будет снова закладываться пустыми породами и при необходимости цементироваться.

Таким образом, ни отвалов, ни хвостов в центральной экологической зоне мы не предусматриваем. Эти решения позволяют утверждать, что мы не ухудшим, а наоборот, улучшим экологическую обстановку в районе Холоднинского месторождения, в том числе сократим выброс тяжелых металлов в реку Холодная.

— Позиция "Метрополя" в отношении перечня разрешенных видов деятельности в зоне Байкала, понятна, но не кажется ли Вам, что это, скажем так, небезопасный путь? Она достаточно жесткая и непримиримая. А у компании и так уже имеются сложности с государственными структурами, тем же Росприроднадзором...

— Хорошо, что оппоненты есть. Я как философ по образованию скажу, что борьба противоположностей — это источник развития. С другой стороны, есть русская пословица: "На то и щука в море, чтобы карась не дремал". Мы это всегда приветствуем то, что способствует развитию, входим в диалог с нашими оппонентами, с тем, чтобы находить наилучшие решения. Мы полностью поддерживаем принципиальную позицию президента и правительства республики по вопросу центральной экологической зоны озера Байкал, по необходимости отмены ряда запретов на деятельность в ней. И мы разделяем озабоченность в связи с тем, что сейчас запрещены строительство дорог, зданий, сооружений, добыча песка, гравия — того, что нужно, допустим, на те же дороги, и многие другие виды деятельности, запреты, которые фактически парализуют жизнь населения в прибрежных районах Байкала.

— У "Метрополя" есть еще проект на территории Бурятии — Ермаковское месторождение бериллиевых руд в Кижингинском районе. Как обстоят дела там?

— Мы планируем приступить к возрождению Ермаковского рудника. Раньше он назывался Новокижингинский, но у нас это будет Ермаковский горно-металлургический, горнообогатительный комбинат производительностью 50 тысяч тонн руды в год. Недавно провели общественные слушания в этом районе. Мы могли их не проводить по законодательству, но, следуя нашим принципам открытости, мы приехали, посоветовались. В целом люди, которые раньше работали на месторождении, просят нас начать работы как можно быстрее. Это означает для них достойную зарплату и нормальные условия для работы. В первую очередь мы заложим там артезианскую скважину в селе Эдэрмэг, которая будет служить для питьевого водоснабжения жителей, потому что качество воды, как они жалуются, в колодцах очень плохое. Также эта скважина будет служить и делу слежения за соблюдением экологических стандартов.

— "Метрополь" ведет строительство в центре Улан-Удэ. Это разовый проект или еще одна ветвь бизнеса компании?

— Один из проектов — это строительство административного офисного здания на улице Борсоева. Это 12-этажное здание плюс два подземных этажа. В этом здании планируется размещать органы управления горно-обогатительных комбинатов, а также размещать офисы группы компаний "Метрополь", в которую входят объединенный банк инвестиций, страховая компания, лизинговая, туристическая и другие компании.

Мы также взяли земли в южных кварталах города и при поддержке мэрии Улан-Удэ планируем строить там жилье. Очевидно, что, многие сотрудники горнообогатительных комбинатов захотят иметь жилье в УланУдэ. Поэтому мы рассматриваем возможность обеспечения жильем наших работников на базе механизма ипотеки. Будет также жилищное строительство открытого доступа. Это отдельный проект уже по направлению компании "Метропольдевелопмент".

Это, кстати, еще одно доказательство того, что "Метрополь" пришел в Бурятию всерьез и надолго.

^