23.01.2008
Сегодня голосом энергетики в Бурятии являются несколько лиц — это Владимир Алферов генеральный директор ТГК-14, Евгений Коркин его представитель в Бурятии, ну и глава "Бурятэнерго" Александр Фоменко. Больше никаких представителей энергоиндустрии, в массовом сознании, да и не только в массовом, в энергетике республики нет. Но это очень ошибочное представление, которое, например, приводит к искусственному завышению цен на энергию.

Заблуждение по поводу круга персон в местной энергетике укрепилось не только в народе, но и у чиновников. Кого слушает, например, президент? Если энергетиков, то, без сомнения, руководство ТГК-14 и "Бурятэнерго". И как бы ни реформировал Анатолий Чубайс российскую электроэнергетику, все равно получается монополия. И отсюда все проблемы в электрическом хозяйстве.

Разбиением РАО ЕЭС на кучу "дочек" проблема проникновения рыночных конкурентных механизмов, по крайней мере в Бурятии, не решилась. Выгодно ли ТГК-14 в лице "Бурятэнергосбыта" присутствие конкурентов на рынке с более дешевой энергией? Нет, конечно. И это приводит к казусам.

Например, реформой электроэнергетики придумано, что 10 процентов всего электричества вращается на рынке по свободным ценам. Улан-удэнское частное предприятие ООО "Энергосбыт" (не путать с "Бурятэнергосбытом"), нашло на этом свободном рынке электроэнергию по 64 копейки за киловатт, что значительно ниже установленных в Бурятии тарифов. Фирме не составило труда найти покупателя: предложение-то выгодное. Им оказалось ООО "Автоинвест-Кяхта". Строго по закону "Энергосбыт" подало заявку на заключение договора с "Бурятэнерго" на поставку энергии потребителю.

Но в ответ им пришло известие, что "у "Бурятэнергосбыт" отсутствует техническая возможность надлежащей передачи энергии заявленного объема". Представители "Энергосбыта" удивлены. Ведь их потенциальный покупатель "Автоинвест-Кяхта" получает ток от "Бурятэнергосбыта", и все технически нормально. Но в аналогичной ситуации конкурирующей структуре — ООО "Энергосбыт" — отказывают передать дешевый ток по своим проводам.

Причем "Энергосбыт" объясняет: "Все условия у потребителя, установленные Правилами, выполнены. Технические условия допустимы для передачи по сетям ОАО "Бурятэнерго", само технологическое присоединение к сетям имеется". И вообще сетевая организация вправе отказаться от заключения такого договора только в исключительных случаях, которых здесь нет. Но тщетно.

По версии "Энергосбыта", решающую роль закрытости электроэнергетики в Бурятии для свободного рынка играет корпоративная составляющая. "ТГК-14", "Бурятэнерго", "Бурятэнергосбыт" (все в прошлом РАО ЕЭС), практически работают как единое предприятие, не допуская на рынок никого. "Бурятэнергосбыту" установили сбытовую надбавку за киловатт-час в 9,6 копейки, и больше в жизни на определенный срок ничего ему и не надо.

Особенно не надо конкурентов. И случаев, подобных вышеописанному, на самом деле не так уж и мало. Другие энергосбытовые компании готовы брать за свои услуги и 2 копейки, и 4 вместо 9,6 у "Бурятэнергосбыта". Но кто их слышит? Слушают только "гарантирующего" поставщика.

Другие — просто "мелочь", по мнению монополистов. При этом сквозь авторитет и давление на чиновников правительства Бурятии монополистов-энергетиков во главе с Владимиром Алферовым другим бизнесменам практически невозможно достучатся до того же правительства. Их как бы нет в природе со своими проблемами и взаимоотношениями с сильными мира сего. Электричество, ими поставляемое, есть, а их самих — нет.

Таким образом, сам дух и смысл реформирования электроэнергетики, как он мыслился законодателями в Госдуме, отличается от того, как идет реформирование электроэнергетики в Бурятии, и сводится к нулю. Ну как тут не вспомнить уже ставшую сакраментальной фразу: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".

^