23.01.2008
Зря считают, что наша республика находится на периферии мировой научной мысли. Как стало известно нашей газете, УланУдэ даже стал родиной нового философского течения — материоидеализма. Его родоначальник скромно живет в однокомнатной квартире в Советском районе Улан-Удэ. На счету у философа пять изданных книг. Он уверен, что сумел наконецто разобраться с основной проблемой философии.
Впервые Александр Петрович Сизых задумался о вечном еще в шестилетнем возрасте, когда увидел увязших в пролитом гудроне воробьев. Птицы тонули в вязкой жиже — целое черное кладбище птиц. А маленький Саша подумал: чем же по сути своей воробьи отличаются от людей? По прошествии лет он наконец-то нашел ответ.

— Так чем же, Александр Петрович, отличается человек от воробья?

— Уровнем материоидеального развития, конечно, — убежденно отвечает философ, — вот тут в книге у меня про это написано.

Учась в БГУ (тогда БГПИ) на историческом и позже, работая в школе, Александр Петрович не переставал размышлять на вечные темы. Даже в начале 80-х написал статью во всесоюзный журнал "Вопросы философии". Ему ответили, обещали опубликовать в рубрике "Письма читателей", но как ни ждал, профессиональные философы не исполнили обещания. И только в 1996 году, уже после развода с женой (теща замучила) и возвращения на родину из Красноярского края, Александр Петрович наконец-то сел за свою первую книгу.

Философская система, разработанная Александром Петровичем, глубоко оптимистична. Как и следует из названия, все в мире является и идеальным, и материальным одновременно. Сам мир бесконечен в пространстве и времени. Помогает ему в этом правильное соотношение добра и зла, ровно пополам. Если человек будет стремится к тому, чтобы в нем эта пропорция была такой же, то и он сможет приблизиться к бесконечности. "А также избавится от болезней", — добавляет философ. Соотношение между добром и злом он поясняет на личном жизненном опыте.

— Когда в ельцинские времена произошла деноминация денег — пропорция нарушилась. Было 90% зла. У меня самого на книжке 16 тысяч рублей было, все сгорело. Вот он — настоящий перехлест зла для всей страны. А должно быть в мире равновесие.

Помимо своей философской системы симпатизирует Александр Петрович и коммунистическим идеям. Недавно даже послал свою книгу в подарок председателю коммунистической партии России Зюганову. И тот неожиданно в подарок ему прислал уже свою книгу с личной дарственной подписью.

— Прочитал я его книгу и понял, а ведь он-то материодеалист. Только еще сам не понял этого. Могу сказать, что Зюганов — умный товарищ. Учел старые ошибки, обратился к китайскому экономическому опыту.

Китай вообще, с точки зрения улан-удэнского философа, является земным воплощением его философии. Именно эта страна больше всех приблизилась к заветной пропорции 50 на 50. Кроме Зюганова к числу материоидеалистов Александр Петрович причисляет и Ленина, у того случались иногда в работах материоидеалистические проблески.

— Я не говорю, что все философы до меня были никудышные. Просто они все ошибались. Ну не дошел никто до материоидеализма. Удивительно, но факт, — для убедительности Александр Петрович постукивает по энциклопедии философии, — я тут все перечитал, не было материоидеалистов.

На первой книге он не остановился. Уже издано пять книг. Практически готова шестая. Будет называться "Материоидеализм. Почти бессмертие".

— "Почти бессмертие" — это для того, чтобы читателя привлечь, — оправдывается Александр Петрович, — люди же хотят жить вечно.

Вот так рыночные законы вторгаются в философское творчество. Впрочем, трудно сказать, чтобы материодеализм был так уж не популярен. Только первое издание автору пришлось напечатать за собственные деньги. А на остальные деньги давали спонсоры. Даже правительство Бурятии и банк, название которого Александр Петрович не смог припомнить. Популярен он и среди простого народа.

— Выставил я как-то в книжной лавке несколько своих книг. Прихожу на следующий день, а мне говорят, что 15 экземпляров купила районная библиотека. Я обрадовался, конечно, востребована выходит еще философская мысль.

Живет Александр Петрович, как и положено философу, одиноко и скромно. В маленькой квартирке из мебели только стол, стулья, диван, стеллаж, уставленный книгами. Из всех излишеств — два лимонных дерева, посаженных им самим несколько лет назад. В отличие от философии, плодов они еще не приносят.

^