30.01.2008
Рыбная сфера за последние тринадцать лет пережила шесть реформ. Полномочия перераспределялись, одни службы расформировывались, другие создавались. Каждый раз, пока шло реформирование системы, работа инспекторов была парализована.

Последствия последней реформы удалось преодолеть в прошлом году. Тогда полномочия по охране рыбных богатств передали в ведение Россельхознадзора. Устранив бюрократическую неразбериху, этот орган начал налаживать работу по борьбе с браконьерами. Но пришла очередь новой, уже седьмой по счету реформы.

В прошлом году борьба с нелегальным выловом рыбы заметно усилилась. В Байкал были выпущены несколько теплоходов, игравших роль плавучих баз рыбоохраны, способных вести долгую автономную работу, сканируя радаром водную поверхность, рыбинспекторы на мониторе видели как на ладони все лодки вокруг своего теплохода. С теплоходов высаживались десанты инспекторов на моторных лодках. Браконьеры были сильно удивлены, столкнувшись в Байкале с теплоходами.

Но сейчас рыбную сферу вновь лихорадит. Москва в очередной раз занялась перераспределением полномочий по борьбе с браконьерством. Все права по охране водных богатств передаются новой структуре, которая толком еще не создана. Бурятская же рыбоохрана, отнесенная предпоследней реформой к ведению Россельхознадзора, осталась без полномочий.

Сегодня на Байкале царит настоящая браконьерская вольница. Промышленный лов еще не открыт, но зато браконьерский вылов достиг гигантского размаха. Пользуясь переходным периодом, ловят все кому не лень. Над рыбинспекторами только что не смеются. Рыбоохрана не может выходить в рейды уже около полутора месяцев.

— В связи с созданием нового Государственного комитета по рыболовству ему переданы все полномочия, связанные с водными биологическими ресурсами. И охрана, и надзор, и распределение — все. По всей стране. Но структура до настоящего времени практически не создана, — говорит Юрий Калашников, бывший начальник отдела надзора за воспроизводством водных биоресурсов и охраны среды их обитания управления Россельхознадзора по РБ, заслуженный работник рыбного хозяйства РБ и РФ. — Мы прекратили выполнять эти функции, потому что уже не имеем права.

Сейчас есть две структуры, которые могут начать заниматься борьбой с браконьерством: старый "Байкалрыбвод" (в усеченном виде, часть полномочий которого вместе с рыбинспекторами была передана Россельхознадзору) и новая структура — АнгароБайкальское бассейновое управление при Госкомрыболовства. В какую из них войдут рыбинспекторы? Вероятнее всего, они !c$cb зачислены в штат бассейнового управления. Но ни штатного расписания, ни другой конкретной информации нет. Головная контора бассейнового управления будет находиться в Улан-Удэ. Останется ли штат рыбинспекторов таким, как раньше?

— Это маловероятно. — говорит Юрий Калашников, — Скорее всего, их будет меньше. Если судить по тому, какие переданы ресурсы во вновь созданное Госкомрыболовства, будет меньше. Сейчас единственный орган, который имеет полномочия в части задерживать, пресекать незаконный лов — это только МВД по РБ. Больше никто не имеет полномочий изымать незаконные орудия лова, привлекать к ответственности, задерживать криминально выловленную рыбу и т.д. По словам очевидцев, сейчас по рекам и озерам полный разбой идет. Количество орудий лова выставлено столько, что аж жутко. Наиболее сложная ситуация, соответственно, на озере Байкал, там сейчас как раз самый лов. Поэтому все и кинулись туда, омуля ловить, в первую очередь. Ледостав хороший — что еще надо?

По словам нашего собеседника, по сравнению с январем прошлого года положение значительно ухудшилось.

— Сейчас практически никто даже не прячется. Ловят рыбу в открытую. Браконьеры торжествуют, радуются, говорят, что это "прощальный подарок" Путина, — констатирует наш собеседник. Раньше над президентом России в Бурятии так никто не смеялся.

Рыбинспекторы ходят, смотрят, и скрипят зубами. Конечно, им обидно. На прошлой неделе руководитель Россельхознадзора по РБ Владимир Носков отдал распоряжение направить в адрес президента Бурятии письмо. Не имея полномочий противодействовать браконьерам, он обращает внимание главы республики на положение дел.

По старой памяти люди из прибрежных поселков — УстьБаргузина, других — звонят в Россельхознадзор и возмущаются пассивностью рыбоохраны, сообщают факты наблюдаемого очевидцами браконьерства.

— Мы объясняем, что теперь мы не имеем прав: за изъятие сетей нас могут привлечь к ответственности за грабеж, — говорит Юрий Калашников.

С мест в Улан-Удэ звонят и потрясенные рыбинспекторы, жалуются, что стыдно людям в глаза смотреть. В Россельхознадзоре по РБ начался процесс увольнения рыбинспекторов. Раньше рыбнадзором занималось около ста человек. Ходят невероятные слухи, что после реформы в Бурятии их останется максимум сорок. Решение кому передавать имущество пока не принято. Судьба стоящих на балансе теплоходов неясна. В этом сезоне Байкал встал перед 20 января. Это раньше, чем в прошлом сезоне. А значит, браконьерам в этом году вышло полное раздолье.

^