06.02.2008
Для Николая Лескина Катя была не просто любимой дочерью. Очень любимой. Слишком. Девушка стала и его любимой женщиной. Инцест едва не стал причиной кровавой трагедии. Подробности начала этой истории интересны, скорее, психиатрам. Почему мужчине в самом расцвете сил захотелось быть с юной еще девушкой — это, в принципе, объяснимо. Но в наложницу он превратил собственную дочь.

Трудно представить, что пришлось пережить несчастной, однако понятно, какое облегчение испытала Катя, уехав из родной деревни. Наконец-то у нее начались отношения с ровесником, молодым парнем, и дело не ограничилось походами на танцы. Кириллов увез девушку в соседнее село того же Кяхтинского района, и молодые зажили своим домом.

Все шло хорошо, пока в один далеко не прекрасный день Лескин не перебрал спиртного. В нетрезвую голову пришла мысль о женщинах, точнее, об одной. Той самой, любимой во всех смыслах. Бывалый охотник, мужчина не нашел ничего лучшего, как схватить ружье и оседлать коня. Уже сам факт наличия в его доме ружья был незаконным, не говоря о желании применить его вовсе не для добычи мяса к ужину.

Распаленный ревностью, Лескин, прискакав в соседнее село, отыскал нужный дом и зарядил во дворе свою двустволку. Разбив окно, он вызвал Ивана Кириллова на разговор и занял удобную для стрельбы позицию напротив входа. Стоило Ивану шагнуть за порог, как Лескин вскинул ружье и выстрелил, попав парню в бедро. Пуля задела седалищный нерв, у раненого началось сильное кровотечение. Как позже установит экспертиза, ранение было опасным для жизни. Спьяну и в темноте Лескин принял шоковое состояние Кириллова за смерть, которой он и добивался, перешагнул через тело парня и вошел в дом. Там в углу кухни вжалась в угол девушка.

Не раздумывая ни секунды, он навел на дочь ружье и со словами: "Пристрелю!" — прицелился в несчастную. Катя, к счастью, не растерялась: перехватив ствол ружья, она толкнула отца, опрокинув его на пол, и попыталась выбежать из дома. Целясь вслед уже убегающей дочери, Лескин нажал-таки на спусковой крючок — осечка.

Когда стрелявший выбежал из дома, он не обнаружил ни дочери, ни ее сожителя. Поняв, что его план провалился, он снова вскочил седла и помчался к дому Галины Сосниной, сестры Ивана, чтобы узнать у нее, где могут спрятаться влюбленные. Однако Галина только пожала плечами на вопрос. Это не успокоило Лескина, и он, видимо, решил, что стрелять — так стрелять, и вскинул двустволку, целясь в неповинную женщину. На сей раз ружье не подвело, и выстрел грянул. Лишь счастливая случайность спасла Галину: в прохладные сени она вышла навстречу гостю, накинув старую толстую куртку. В ее подкладке и застряла большая часть дроби, так что ранения у Сосниной оказались довольно легкими.

Действия неудавшегося Отелло квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, материалы дела переданы в суд.

Материал подготовлен при содействии Гусиноозерского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по РБ.

Имена изменены, совпадения случайны.

^