06.02.2008
Долгие годы государство пытается убедить своих граждан, что платить налоги надо. И методом убеждения — дескать, налоги идут в бюджет и возвращаются обратно к людям в виде зарплат бюджетникам и пенсий. И методом откровенной рекламы — вспомните обращение "заплати и спи спокойно", которое уже стало фольклором. Тем не менее, кроме пряников, у власти есть еще и кнут.

В данном случае, это управление по налоговым преступлениям МВД по РБ. Заместитель начальника Управления Виликтон Соднопов объяснил корреспонденту "Номер один" главное: чтобы стать "клиентом" этого ведомства, нужен именно злой умысел и очевидное желание обогатиться за счет государства.

— В нынешнем году пройдет ровно пять лет с того момента, когда исчезла такая мощная некогда структура, как налоговая полиция, и ей на смену в какой-то степени пришло ваше управление. Как вы сейчас видите ту серьезную реформу?

— Тогда страна жила в других условиях. Главная задача существовавшей тогда Налоговой полиции была обеспечение максимальных поступлений денег в бюджет от налогоплательщиков. Налоговая полиция была крупной и серьезной структурой и справлялась со своей задачей. Это соответствовало тогда текущей обстановке и первоочередным планам государства. Но напомню, что примерно в то же время произошли серьезные изменения в законодательстве, касающиеся налоговых преступлений.

Это в свою очередь потребовало структурных изменений. Сейчас в России другие реалии и у нашего управления другая, абсолютно конкретная задача — выявление налоговых преступлений. Иначе говоря, выявление налогоплательщиков, которые уклоняются от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере.

— В 90-е годы минимизация или откровенный уход от налогов считался среди предпринимателей обыденной вещью, а попытка платить налоги и спать спокойно воспринималась как слабость бизнесмена. Ситуация изменилась?

— Да, картина поменялась если не кардинально, то весьма существенно. Главное, что произошло — это послабление налогового законодательства. Бизнес в последние годы гораздо меньше платит налогов. Если раньше 90 процентов всей прибыли уходило на налоги, то хочешь — не хочешь, но начинали задумываться об уходе от налогов. Сейчас налоговое бремя существенно легче. У значительной части налогоплательщиков, особенно тех, кто давно занимается бизнесом, нет экономически обоснованных причин уклоняться от налогов.

И еще один момент. По сравнению с прошлыми годами сейчас у государства административный налоговый аппарат развит, конечно, куда как лучше. Бизнес находится под жестким контролем у государства. Есть налоговые органы — там свое "сито". У нас — свое.

Я понимаю, что не все попадаются. И вряд ли есть такая статистика, какой процент нарушителей мы отлавливаем. Тем не менее, за 2007 год управлением было выявлено 97 налоговых преступлений. И заметьте, что есть отличие налогового преступления от правонарушения — размер уклонения. Если речь идет об особо крупных размерах, то все — это "наш клиент".

— Какие налоговые преступления наиболее часто совершаеются в Бурятии?

— Наиболее распространенными видами налоговых преступлений является непредставление налоговых деклараций или внесение в них ложных сведений. Мы прекрасно знаем, что большинство бизнесменов в этой сфере занижают физические показатели. Или вовсю занимаются предпринимательской деятельностью, но показывают нулевую отчетность.

Также занижают количество торговых мест или площадь торговых и складских помещений. Так, Железнодорожным райсудом к шести месяцам лишения свободы условно приговорен индивидуальный предприниматель Андрей Нагорский. В течение полутора лет он реализовывал продукты через свои магазины, при этом не уплатил в бюджет ни одного рубля налогов и сборов с ущербом государству в 200 тысяч рублей.

Другим наиболее распространенным нарушением является неисполнение обязанностей налогового агента. Проще говоря, руководители предприятий удерживают с заработной платы работников налоги на физических лиц, но не перечисляют в бюджет.

В марте 2007 года в связи с деятельным раскаянием ректора Байкальского экономико-правового института Александра Онуфриенко уголовное дело было прекращено. Он занижал фонд оплаты труда (по бухгалтерским документам проводилось значительно меньшее количество работников, чем фактически). Да и налоги на физических лиц в бюджет не платились. Также достаточное количество правонарушений связано с сокрытием денежных средств, за счет которых должно производится взыскание недоимки налогов и сборов.

— Именно последний вид нарушений был замечен на крупных предприятиях Бурятии в последние годы?

— Крупные республиканские предприятия постоянно находятся под контролем всевозможных органов. У нас тоже имеется там свой "глаз". Но обычно там работает штат очень высококвалифицированных бухгалтеров, экономистов. И поэтому ожидать каких-то существенных нарушений статей Уголовного кодекса не сильно приходится. Тем не менее, есть примеры.

Та же тонкосуконная мануфактура. Что получилось? Кризис в текстильной промышленности привел к резкому снижению оборотных средств, и директор стал вместо уплаты налогов направлять деньги на поддержку производства. С тонкосуконной мануфактурой случилось именно это.

Есть приборостроительное объединение, которое никак не может встать на ноги то ли из-за плохого хозяйствования, то ли изза сложившейся конъюнктуры на рынке. На предприятии при попытках вырваться из кризиса придумывают, то одну схему ухода от налогов, то другую. Придумываются переводы денег на третьих лиц и так далее. Мы прекрасно понимаем, что уважаемый господин Соляник (директор предприятия. — прим. ред.) не в себе в карман кладет деньги, а тратит их на нужды предприятия. Но это все равно нарушение закона.

В позапрошлом году возбуждалось в отношении Соляника уголовное дело с ущербом государству в 31 миллион рублей, но оно было прекращено за деятельным раскаянием и возмещением всей суммы ущерба. Но ситуация уже в 2007 году повторилась. Снова заведено уголовное дело.

Точно так же в 2006 году в связи с деятельным раскаянием и возмещением ущерба было прекращено уголовное дело в отношении МУП "Водоканал". Там ущерб составил 21 миллион рублей.

Я подчеркиваю, какими бы благими намерениями ни руководствовались лица, уклоняющиеся от уплаты налогов, но по сути это нарушение Налогового и Уголовного кодексов.

^