21.04.2004
Республиканские чиновники нервничают. Управленцы с замиранием сердца следят за непредсказуемыми реформами. В министерствах и ведомствах Бурятии царит смятение и ожидание судьбоносных перемен. Пожалуй, впервые в новейшей истории реформы в Бурятии не попали в такт с кремлевскими реформами. Надо же было такому случиться — глобальная перенастройка исполнительной власти России совершенно случайно попала по времени аккурат в наши местечковые изменения. Чиновники, видя в "движении пластов" угрозу своему благополучию, уже начали голосить о "снижении управляемости" и "негативных последствиях".
Дорогая, я уменьшил чиновников
А все началось с того, что из Бурятии стали активно уезжать люди, а те, кто остался, часто умирали. Живые покидали и покидают таежную-озерную в надежде найти хорошую и богатую жизнь в другом месте. Мертвые не хотят уже ничего, но портят статистику. В итоге Бурятия выпала из рядов регионов-"миллионников", что тут же отразилось на финансовой помощи из Москвы. Как это ни горько и обидно, но пришлось урезать расходы. От обмеления финансового ручья пострадали и республиканские чиновники.
Высшая власть республики затянула пояса потуже. На пике отчаяния осенью прошлого года в недрах республиканской власти созрел план по сокращению госаппарата. 15 октября прошлого года Леонид Потапов подписал Указ 385 о сокращении расходов на госуправление. Для многих чиновников все это хуже наводнения.
Урезание вызвало большой переполох и массу пересудов насчет того, кто именно попадет в черный список и лишится хорошей работы. Сегодня каждый старается избежать подобного поворота дел, но не все знают, как это сделать. Сокращению подлежит около двухсот человек. По всей видимости, они будут неминуемо уволены. Первые "жертвы" Указа уже имеются. А тем временем события в стране приняли совершенно другой оборот. В ходе начавшегося реформирования российской исполнительной власти количество чиновников, наоборот, увеличивается. Бурятия, как говорится, туда, Россия — обратно. Кто там шагает левой? Правой, правой, правой!
Леонид Потапов, как Президент, может отменить любой подписанный им Указ. Задумывая той осенью сокращать госаппарат, республиканские "верхи", разумеется, не могли знать, что через несколько месяцев положение настолько изменится, но это слабое утешение. Как можно предположить, Потапов вряд ли откажется от декабрьского решения.
Причина — вовсе не жестокость к будущим безработным. Республиканские власти, наверное, и рады бы шагнуть правой, да не позволяет объективная реальность. Даже позвони в Улан-Удэ российский Президент и расскажи по секрету о новой структуре Правительства РФ, Потапов все равно бы начал уменьшать число чиновников. Слова — словами, а денег у республики все равно не хватает, а за стеклом — злой народ, бунтующий против тарифов ЖКХ.
Step by step, пока от удивленья не ослеп
Общероссийскую исполнительную власть развели по разным коридорам. В одном поселились выжившие министерства. На другом — федеральные службы. В третьем — специализированные агентства. Они будут заниматься разными делами. Исполнительная власть стала похожа на трехслойный пирог. И это очередной рецепт, "как нам обустроить Россию".
Легко догадаться, что новая схема мгновенно расползется из Москвы до самых до окраин. Будет она скопирована и в Бурятии. С вероятностью в 99,99%. Другими словами, наши министерства будут вырабатывать государственную политику. Службы — реализовывать на практике, контролировать. Агентства — оказывать услуги. Чиновничья мысль Бурятии, анализируя последние московские веяния, пришла к выводу о том, что такая структура не может работать без увеличения числа управленцев. Ее региональный аналог, соответственно, будет нуждаться в том же самом.
Различие местные государевы мужи видят только в одном. Федеральный центр, купающийся в нефтедолларах, может себе это позволить. Депрессивная Бурятия сделать такое не в силах. Возрастающие кадровые запросы грядущей "трехуровневой" исполнительной власти РБ неизбежно вступят в противоречие с декабрьской политикой уменьшения расходов на госаппарат. Выходов хозяева теплых кабинетов на Площади Советов видят только два. Или не трогать чиновников вообще, или увеличивать расходы на госаппарат. Другого, считают чиновники, не дано. Иначе три недоукомплектованных слоя власти будут захлебываться в потоке дел. Чиновники будут судорожно хвататься то за одно дело, то за другое, пытаясь сделать одновременно кучу поручений и заданий, а в результате снизится управляемость республики. Не чиновнику такую логику размышлений не понять. Действительно, как же так: количество функций государства уменьшается, а число чиновников растет?
Еще одно доказательство того, что реформирование госаппарата силами самого госаппарата похоже на вырезание самому себе аппендицита.
Курсы кройки и шитья. Преподаватель — В.В. Путин
Власть по-путински приобретает законченные очертания. Все внимательно следят за последними мазками. В Правительстве Бурятии внимательно читают газеты и смотрят телевизор. Модель для подражания вот-вот предстанет во всей красе.
Это как курсы кройки и шитья. Портной 1 показывает провинциальным швеям, как надо шить поновому. Посмотрев уроки мастера, все бросятся в глушь — в Саратов, в Улан-Удэ. Надо быстрее привести свои устаревшие кафтаны в современный вид. Модельный ряд, к сожалению, не широк и даже не узок. Есть только один-единственный образец.
Бурятские "верхи" умеют понимать сказанное, и тем более показанное. Наша республика — очень тихое место. Здесь практически никогда не идут своим путем и не высказывают недовольство. Все в нужном русле.
— Что там у вас со Скуратовым?
— Мы вас поняли...
— Ваше мнение об укрупнении регионов и ликвидации Бурятии?
— Мы вас поняли...
Наверное, и на этот раз республиканские "портные" станут лучшими учениками. В древности на Востоке таким же образом учили писать картины. Молодежь до мелочей копировала произведения мастеров и только на втором этапе вырабатывала свой стиль. Рискнут ли в Бурятии хоть на стежок отступить от московских лекал? В Правительстве РБ никто не смог прокомментировать планы по реорганизации исполнительной власти. Пока создана только рабочая комиссия во главе с Виктором Гейдебрехтом, которая рассмотрела первые предложения от республиканских министерств и ведомств. Судя по всему, и там нет пока самостоятельного взгляда на сей процесс.
В некоторых других регионах главы Правительств уже заявили, что не будут повторять Москву, но у нас до такого, кажется, не дойдет. Для этого нет прежде всего творческих, креативных предпосылок. Нет и не было этого у наших чиновников, привыкших всегда быть "верными последователями генеральной линии". Сейчас наши власти рассуждают лишь о двух вещах. Можно ли увеличить число чиновников, не увеличивая денежных расходов? И о том, как бы не обидеть какого-нибудь конкретного Пал Ваныча из министерства "того-сего", переназывая его ведомство.
^