13.02.2008
Вступивший с 1 февраля в силу федеральный закон "Об исполнительном производстве" всерьез напугал общественность. Теперь у судебных приставов есть право входить в жилье должника без его согласия и даже в его отсутствие. Сами приставы скромно заметили, что постараются быть аккуратными в своих действиях. Тем не менее, жителям Бурятии, задолжавшим за коммунальные услуги и потребительские банковские кредиты, алиментщикам и другим похожим нарушителям придется жить со страхом вернутся домой и не обнаружить там своего имущества.

Собственно, расширение полномочий судебных приставов следует воспринимать как констатацию факта кризиса неплатежей среди населения. Раздача в легкую потребительских кредитов кому ни попадя коммерческими банках в последние годы привела к прогнозируемой ситуации. Банки оказались с таким объемом невозвратов, что аналитики уже не один месяц всерьез прогнозируют общероссийский финансовый кризис именно по этой причине.

Если к этому добавить хроническое нежелание наших граждан платить всевозможные штрафы (ГИБДД например), а также возвращать долги по коммунальным платежам, то власть увидела в новом законе попытку решить общероссийскую запущенную проблему путем расширения полномочий приставов. Но, как показывает практика, решение трудных задач простейшими решениями никогда не было сильной стороной нашего государства. Тем не менее, приставы теперь обладают полномочиями, сравнимыми с милицейскими.

— Да, по сути, мы имеем право входить в помещение должника, в том числе и в жилье, которое он занимает, без его согласия, — рассказал нашему корреспонденту заместитель начальника отдела организации исполнительного производства службы судебных приставов Петр Ертанов. — Но, во-первых, должник должен быть надлежащим образом уведомлен, и в отношении его должно быть возбуждено исполнительное производство. Во-вторых, вхождение в помещение будет производится только с понятыми. Да, есть такая норма закона. В-третьих, обязательно будет применяться видеозапись, если должника не будет дома, во избежание спорных моментов. Права должника мы нарушать не будем.

Тем не менее, спорные моменты наверняка появятся. Изымание имущества без должника приведет к банальному делению последним вещей на "свои" и "чужые" и претензиям типа: "Я взял посмотреть телевизор у соседа, а вы его унесли" и подобным. Эксперты вообще прогнозируют, что после ряда жестких официальных претензий должников с исками в суд по поводу выноса "не того" практика захода в жилье без согласия прекратится.

А в Улан-Удэ, с его расценками на "коммуналку" и долгами по ней, не отличающимися от общероссийского невысокого уровня отдачи кредитов в банки, конфисковать имущество можно у десятков тысяч горожан. Кого ни спросишь — все кому-то должны. Вламываться в квартиры и уносить вещи можно оптом — целыми подъездами и многоквартирными домами.

Более того, с введением нового закона наверняка сильно обрадовались коммерческие банки и коммунальные структуры Бурятии. Добиваясь выплат, они вели работу с должниками буквально на грани, а иногда и за гранью фола. Теперь в их руках появилось мощное оружие. Они бы с удовольствием прошлись по квартирам своих многочисленных дебиторов, причем ответственность за происходящее легла бы на судебных приставов.

На этом фоне, вменяемая позиция местных судебных приставов пока радует. Петр Ертанов пояснил, что кампанейщины и заходов в массовом порядке без согласия должников в их жилище, по крайней мере в этом году, не будет. Работать приставы собираются исключительно точечно и по сугубо вызывающим случаям. Речь, видимо, идет о наиболее злостном и циничном уходе должников от ответственности и большой сумме долга. Это когда и человек на месте, и доходы имеются немалые, но платить отказывается.

Также много вопросов в законе вызвал новый пункт об уведомлении должника судебными приставами электронными видами связи. Иначе говоря, если ранее человек бегал от бумажки со стороны приставов, и в отношении его не могли применить санкции, то теперь, судя по закону, достаточно будет послать на его имя sms-ку, письмо по электронной почте или вообще сообщение по "аське". В центральных СМИ на прошлой неделе федеральная власть пыталась объяснить, что имеется в виду, но вышло это неубедительно.

Видимо по причине, незнания нюансов той самой электронной связи большими начальниками. Ответа на вопрос, почему на должника в этих случаях возлагается ответственность за получение уведомлений, телезрители и читатели не получили. В результате, как обычно, сослались на международный опыт. Петр Ертанов разумно объяснил, что "электронные виды связи будут использоваться приставами в Бурятии в большей степени не как средство уведомления (что радует. — прим. ред.), а при поиске должника".

Видимо, недавно прогремевший на всю Россию красноярский случай, когда должника нашли на сайте "Одноклассники.ру", предварительно с ним "задружившись", будет распространятся на другие регионы в том или ином виде. А если серьезно, то сегодня с помощью поисковых систем найти пользователя Интернета, легче, чем его следы в почти полумиллионом УланУдэ.

Вообще как считают наблюдатели, несмотря на царившее в обществе на прошлой неделе нервное возбуждение от таких репрессивных грядущих мероприятий, революционных изменений в ситуации с должниками ожидать не стоит. Те же должники, учитывая народную смекалистость, найдут способы "увода" имущества — и не таким пугали.

К тому же система судебных приставов будет постоянно сдерживаться социальным фактором, ведь в их потенциальных "клиентах" действительно десятки тысяч людей только в одном Улан-Удэ. Суды завалены аналогичными исками о невозврате кредитов и неплатежах за коммунальные услуги.

^