13.02.2008
По многочисленным сообщениям наших читателей, весь понедельник, 11 февраля, в квартирах горожан раздавались звонки с грозными сообщениями о том, что если они не заплатят вовремя за тепло и горячую воду, то будут в ближайшее время лишены этих благ цивилизации. Ошалевшим от холода в квартирах людям цинично предлагалось дойти до ближайшей сберкассы и заплатить за несуществующее тепло.

Несмотря на бравурные заверения властей и энергетиков о том, что все хорошо, последствия аварии оказались более серьезны, чем предполагалось. Сроки появления горячей воды и тепла в том же Железнодорожном районе (самом пострадавшем) постоянно переносятся.

Температура в домах там близка к критической. В понедельник мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев сообщил на пресс-конференции, что в ряде теплотрасс температура не повышается, а напротив, снижается: очередная авария. Небольшие аварии то с электричеством, то с теплом происходят теперь постоянно. Нет горячей воды во многих домах и даже в относительно благополучном Октябрьском районе.

По факту аварии на ТЭЦ-1 в Улан-Удэ следственный комитет при прокуратуре Бурятии возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 217 УК РФ ("Нарушение правил безопасности на пожароопасных объектах"). В Улан-Удэ работает комиссия РАО ЕЭС, которая будет разбираться, как мы дошли до жизни такой.

Но некоторые факты видны невооруженным взглядом уже сейчас. Достаточно посмотреть сводки МЧС за последние несколько лет, чтобы убедится: практически каждый год в системе теплоснабжения города случались форс-мажоры. Информация о ЧП за последние годы в открытом доступе и не требует отдельных комментариев. Видимо, только по случайности чтото подобное нынешней катастрофе не случилось ранее.

Как считают эксперты, в этой аварии нет ничего неожиданного. В последствиях — да, но в самом факте форсмажора — нет. По мнению специалистов, особую негативную роль в этом сыграл переход всей теплоэнергетики под крыло ТГК-14. Причем бывшие городские котельные передавались читинскому монополисту с трехкратным запасом прочности (есть такой технический термин). А печальную ТЭЦ-1 возрастом в 40 лет передали практически без этого запаса. А дальше ситуацию усугубила проводимая ТГК-14 в Бурятии политика жесткой экономии и сокращения всех расходов.

В течение многих лет на ТЭЦ-1 не проводилось капитального ремонта, была расформирована внутренняя противопожарная служба. На момент аварии здесь даже отсутствовал ремонтный запас материалов. Как утверждают наши источники, ночью в субботу энергетики носились по городу в поисках специальной техники для ликвидация последствий аварии. В итоге брали ее в аренду у строительных организаций. То есть у предприятий отрасли собственной техники в достаточном количестве не осталось.

Самое любопытное заключается в том, что в тарифах, которые каждый год утверждает ТГК-14, расходы на все эти вещи предусмотрены. Но, например, в 2006 году было потрачено было значительно меньше средств, чем несколько десятков миллионов рублей, заложенных в тарифе на ремонт, в том числе и ТЭЦ-1. А ведь деньги в виде тарифов были нами — и физическими, и юридическими лицами — выплачены. О неплохих финансовых результатах каждый год рапортует руководство ТГК14.

Предприятие исправно получает прибыль и платит дивиденды своим акционерам. То есть жесткая экономия на самом необходимом, экономия, приводящая к авариям, кому-то приносит неплохие деньги. За 2006 год, в частности, акционеры получили 186 млн. рублей дивидендов. Не за счет ли сэкономленных на ремонте и содержании энергосистемы УланУдэ средств? Думается, теперь прокуратура, а также ведомственные проверки должны основательно пройтись по финансовым вопросам снабжения теплом и горячей водой Улан-Удэ.

Ранее руководство ТГК-14 всегда агрессивно отвечало на критику своих действий: "Мы хорошо делаем свою работу, а вы плохо платите". Судя по финансовым результатам ТГК-14, население в целом платит вполне хорошо. А вот в качестве работы энергетиков и, в первую очередь, руководителей отрасли люди в последние дни начали сильно сомневаться.

^