20.02.2008
Дать гарантию того, что повторения аварии начала февраля 2008 не случиться, например, в феврале 2009, можно только в одном случае: если в ближайший год в реконструкцию нашей энергетики вложить средства исчисляемые сотнями миллионов рублей. Понимая это, прилетевший в Бурятию Анатолий Чубайс заверил общественность в том, что в ближайшее время ТГК-14 получит около 3 млрд. рублей инвестиций. Однако пока верить в то, что в наши полуразвалившиеся ТЭЦ кто-то будет всерьез вкладывать большие деньги, не получается.

Стратегические планы, которые, по мнению Анатолия Чубайса, должны поспособствовать модернизации отрасли, заключаются в проведении дополнительной эмиссии акций ТГК-14 и продаже их стратегическому частному инвестору. В то же самое время и тому же самому "стратегу" РАО ЕЭС продаст и свою долю акций — сейчас это порядка 49%. В общей сложности "стратег" должен будет заплатить за вход в ТГК-14 около 6 млрд. рублей, из которых только три пойдут на модернизацию основательно прогнивших ТЭЦ в Чите и Улан-Удэ.

Говоря о планирующихся наконец инвестициях в энергетику, Анатолий Чубайс, пытался вселить уверенность не только в общество. Наверняка его ответ адресовался в большей степени местным чиновникам, ведь перед населением отвечать в первую очередь им. Не случайно министр строительства и модернизации жилищно-коммунального комплекса Владимир Рубан в интервью телеканалу "Ариг Ус" в это воскресенье с нескрываемым оптимизмом заявил о том, что "частный инвестор позаботится об энергетике Бурятии". Он теперь тоже ждет обещанного Чубайсом инвестора. Но вообще-то нынешняя авария — это во многом результат прихода тех самых частных инвесторов.

С конца 90-ых в капитале всех забайкальских генерирующих компаний присутствовала абсолютно частная Сибирско-Уральская энергетическая компания. Наряду с РАО ЕЭС это был крупнейший акционер сначала "Бурятэнерго" и "Читаэнерго", а потом и образованной путем слияния этих двух компаний ТГК-14. От СУЭКа не меньше, чем от РАО ЕЭС, зависела политика, проводимая энергетиками двух соседних регионов.

По мнению многих экспертов, единственной целью вхождения в капитал Бурятэнеро и Читаэнерго для СУЭКа являлась возможность влиять на потребителей своей продукции — бурятские и читинские ТЭЦ. Точнее влиять на цену, по которой станции приобретали этот уголь. Руководители нашей энергетики в случае выбора поставщика топлива смотрели не только на его цену и качество, но и на то, выгодно ли это СУЭКу. То есть никакой речи о "развитии и модернизации" вообще не шло. СУЭКу даже и дивиденды от своих энергетических активов были не очень-то нужны: с лихвой хватало прибыли от монопольной практически продажи угля двум полностью зависимым потребителям.

Как только СУЭК полностью переориентировался на иностранные рынки, присутствие в ТГК-14 для этой компании стало и вовсе неинтересно. Состоялась продажа пакета акций "Норникелю". Это еще один "стратегический инвестор", облагодетельствовавший своим присутствием нас. Правда, ничем примечательным Норникель в качестве "стратега" не запомнился. Разве что после его вхождения в капитал ТГК-14 резко возросли суммы выплачиваемых дивидендов. С 11 млн. рублей в 2006 году до 186 млн. рублей в 2007. Судя по отчетности за прошедший год, нынешние дивиденды будут еще выше — результаты работы, отраженные в бухгалтерии, чудо как хороши. Ведь руководство ТГК-14 все силы бросило на то, чтобы сэкономить в интересах инвесторов как можно больше денег. А не пускать их на ремонт и на прочие никому не нужные расточительные мероприятия.

И вот теперь Чубайс обещает нам еще одного "частного инвестора". Но если раньше РАО ЕЭС, будучи наполовину государственным, пусть плохо, но все-таки прислушивалось к властям и обществу (доказательством является экстренный визит самого Анатолия Борисовича), то теперь энергетика станет чистым бизнесом. Причем по российской традиции бизнесом с непредсказуемой мотивацией. Могут ведь, например, купить ТГК-14 для снабжения электричеством по заниженным ценам своего основного бизнеса, а на остальных потребителей, как на неинтересных, наплевать.

И ведь после упразднения РАО ЕЭС случись что — прилетать в Бурятию станет некому.

^