20.02.2008
Под таким названием в начале марта в городской библиотеке пройдет заседание полит-кафе. Его организаторами выступили представители общественных объединений, занимающиеся поддержкой и развитием бурятского языка.

21 февраля по инициативе ЮНЕСКО ежегодно отмечается день родного языка. К сожалению, в республике все меньшее количество людей могут отпраздновать этот праздник на бурятском языке. Так, например, на сайте бурятского народа, где основную часть пользователей составляют молодые люди из Бурятии, 47% посетителей сообщили, что совершенно не говорят на бурятском языке.

Согласно официальной статистике, за три года количество знающих бурятский язык уменьшилось на восемь тысяч человек. Просто космические скорости.

— С нашей точки зрения, по-настоящему возрождение бурятского языка может начаться, только если создавать для языка новые и современные площадки для развития, — говорит Раджана Дугарова, председатель правозащитного движения "Эрхэ", участник многих проектов, связанных с поддержкой бурятского языка, — старые методы уже не подходят. Будущее языка — это молодежь, поэтому на нее и должны быть направлены основные усилия. Необходимо вкладывать деньги в действительно интересные и престижные для молодых людей проекты. Например, таким был фильм "Первый нукер Чингисхана", спектакль "Улейские девушки" или созданный энтузиастами электронный учебник бурятского языка.

"Первый нукер Чингисхана" — первый еще и в том, чтобы создан на бурятском языке с дублирующей русскоязычной версией. После премьерного показа в Улан-Удэ и Усть-Ордынском округе в результате судебных тяжб фильму долгое время пришлось пылиться на полках. Несколько неизвестного происхождения DVD с "Первым нукером" передавалось по бурятскому землячеству в Москве из рук в руки. Автор этой статьи сама лично присутствовала на таком домашнем просмотре в столице.

— Нет, правительство Бурятии не оказывало нам финансовой поддержки, — говорит Александр Соколов, директор "Урга-фильм", — правда, министерство культуры дало нам в бесплатную аренду сценические костюмы. Все остальные деньги давали частные предприниматели. Конечно, ни о какой прибыли в нашем случае говорить не приходиться, поэтому это была чистая благотворительность. Сейчас у нас в планах уже есть следующий кино-проект о Бурятии, который мы бы также хотели сделать на двух языках, но помощи и в этом случае от правительства пока нет. А ведь кино, тем более на бурятском языке, не может существовать без государственной поддержки.

В том, что у нового поколения существует потребность в изучении родного языка, можно не сомневаться. Так, например, в Новосибирске студенты из Бурятии сами создали клуб изучения родного языка. Ходят в него и те, кто свободно владеет бурятским, и те, кто ни разу не говорил на родном языке. Численность клуба около 40 человек. И первое, с чем пришлось столкнуться ребятам, — это отсутствие методической поддержки.

— Мы долго не могли найти подходящий для нас учебник, предлагающий современную форму обучения. Такой же эффективный, как, например, обучающие английские программы, — говорит Жаргалма Очирова, один из организаторов бурятского клуба, — у нас же многие говорят на английском лучше, чем на бурятском. В итоге пришлось изобретать велосипед самим, используя в качестве основы уже устаревший учебник. Например, там много говорится о профессии чабанов или доярок. Конечно, это хорошие профессии, но насколько они актуальны для современных студентов? В бурятский язык необходимо вводить повседневную лексику, потому что иначе мы получаем язык, упакованный для музейной выставки, а не для жизни.

Получается, что есть потребность в родном языке, а тех, кто бы смог ее удовлетворить, просто нет? Оказывается, это не совсем так.

— Мы предлагали создать FM-радио на бурятском языке. Получили от правительства сначала одобрение, затем однозначный отказ. Вроде бы поддержали нашу идею о проведении бурятского языкового лагеря, но потом сказали, что могут дать только 15 тысяч рублей. По-моему, это тоже прямой отказ, — говорит Раджана Дугарова. — Сейчас наше движение ведет несколько Интернет-проектов на бурятском языке. Пытаемся локализовать компьютерные игры, делать бурятские субтитры к фильмам. Но все упирается в финансы. Ясно, что нужна комплексная и подуманная поддержка правительства Бурятии. Будет ли она?

Бурятский язык имеет шанс на сохранение и развитие, по большому счету, только в Бурятии, ведь других территориальных единиц, где бы для этого были государственные рычаги,— просто нет. Можно радоваться, что в республике так много энтузиастов возрождения языка; непонятно, почему они не находят должной поддержки.

^