27.02.2008
Республиканская служба по тарифам официально подтвердила нашей газете, что ТГК-14 недофинансировала ремонтные работы на ТЭЦ-1. Заложенные в тарифе на теплоэнергию средства на ремонт использовались по назначению лишь на 60%. Остальные уходили на другие нужды. Так, в частности, произошло в последнем финансово зафиксированном 2006 году. ТГК-14 сэкономила на ремонте десятки миллионов рублей.
Бывший генеральный директор "Бурятэнерго" Андрей Кулаков пояснил нашему корреспонденту, что практика недофинансирования ремонтных работ была обычной и в прежние времена. То есть изношенная ТЭЦ-1 не получала денег уже долгие годы, и авария рано или поздно должна была случиться.

В интервью нашему корреспонденту Андрей Кулаков образно объяснил причины в следующих выражениях: "А что вы хотите от семидесятилетней старушки, когда к ней относятся как к молоденькой и добиваются взаимности?" Уже в бытность его работы в Бурятии финансирование ремонта на городских теплоцентралях приходилось сокращать. По его мнению, все энергокомпании, в частности, ТГК-14, а ранее — "Бурятэнерго", вынуждают работать в таком режиме.

— ТГК-14 существует не в безвоздушном пространстве. У нее есть акционеры, которые требуют хорошей финансовой ситуации и дивидендов. Есть горсовет, который утверждает тарифы, исходя из собственных бюджетных возможностей. Есть поставщики угля, цель которых получить прибыль от энергетиков. И я как генеральный директор должен был лавировать в этих условиях, — объясняет ситуацию Андрей Кулаков.

Понятно, что больше всех других факторов на руководителей энергетических предприятий влияет мнение акционеров. Они в ультимативной форме требуют дивидендов. Кулакову, судя по всему, тоже приходилось несладко, однако сведения о выплаченной по итогам 2006 года акционерам сумме в 186 миллионов рублей шокировали бывшего директора "Бурятэнерго". По его мнению, это запредельная для ТГК-14 сумма.

— До меня "Бурятэнерго" закончило год с убытками в четыреста миллионов. Я пришел, и акционеры потребовали от меня 53 миллиона чистой прибыли. И я урезал ремонтные работы на двадцать процентов. После меня пришел Владимир Алферов, который был в еще более тяжелой ситуации. На него свалилось безнадежная дебиторская задолженность теплогенерационного улан-удэнского МУПа в 700 миллионов рублей. Тогда Алферов сокращал в условиях "дебиторки" ремонт еще на сорок процентов. Если взять нас двоих, то мы только за 2004—2005 годы срезали половину ремонтного фонда "Бурятэнерго". Но мой главный инженер перекраивал ремонтный бюджет в сторону обслуживания сетей и выработки тепла, а как поступал Алферов — я не знаю.

То есть получается следующая картина. Акционеры энергокомпании, в данном случае ТГК-14, требуют от руководства прибыли, что естественно. Коммерческая организация и должна этим заниматься. А директор, если он не договорился с угольщиками или с горсоветом о приемлемых для предприятия тарифах, ищет эту прибыль во "внутренних резервах". Легче всего недофинансировать ремонт: авось прорвемся. В этот раз не прорвались.

186-миллионые дивиденды акционеров на фоне "70-летней старушки" ТЭЦ-1 выглядят, по меньшей мере, странно. "Проанализировав результаты деятельности ОАО "ТГК-14" за 2006 год, РСТ РБ пришла к выводу, что ОАО "ТГК-14" на проведение ремонтных работ фактически освоило порядка 60% от заложенных в тарифе", — пишет Республиканская служба по тарифам. Иначе говоря, 40 процентов средств, которые жители Улан-Удэ и организации выплатили за тепло, ушли не по назначению. Судя по выплате огромных дивидендов, предположительно, именно туда.

Та же РСТ РБ объяснила, что "на 2007 год на проведение ремонтов ОАО "ТГК-14" было заложено около 120 миллионов рублей, на 2008 год — 96 миллионов рублей". То есть речь идет о многомиллионных суммах, выплаченных из карманов граждан Улан-Удэ, которые тоже, скорее всего, уйдут акционерам.

Причем недофинансирование ремонта — это мина в том числе и под акционеров. Ведь республиканская служба по тарифам в соответствии с действующим законодательством якобы неиспользованные суммы из затрат предприятия исключит при последующих периодах регулирования. При обсуждении тарифа на 2009 год ТГК-14 могут не дать нужные суммы просто потому, что "вы не осваиваете ремонтные деньги". Или тратите не по назначению. К чему их вообще закладывать, а народу платить?

Складывается ситуация, когда работодатель г-на Алферова (акционеры ТГК-14) вполне резонно требуют прибылей. Причем не надо делать из них кровопийц-капиталистов. Им подобные аварии тоже не нужны — падает капитализация. Просто в начале финансового года они надеются, что топ-менеджер в состоянии договориться со всеми заинтересованными сторонами: горсоветом, поставщиками угля, тарифной комиссией. Тогда денег хватит и на ремонт в том числе. Но договориться, видимо, у директора не получается. Ежегодно возникают финансовые прорехи, которые латают недофинансированием ремонта на той же ТЭЦ-1.

Так что глобальная причина аварии на ТЭЦ-1 всего одна. Руководство ТГК-14 из года в год не может гармонично сверстать бюджет предприятия без форс-мажорных сокращений. При этом менеджмент ТГК-14 настолько слаб, что не в состоянии объяснить акционерам: подобные величины дивидендов неподъемны для энергокомпании.

Конечно, руководство ТГК-14 может по традиции заявить, что потребители не расплачиваются за тепло в нужном объеме, вот и результат — нехватка финансовых ресурсов. Но на фоне выплаченных и публично заявляемых дивидендов это выглядит смешно. Слабое население напрягать самыми высокими в Сибири тарифами — это запросто, а доказать сильным акционерам, что ремонтироваться надо, — на это духу не хватает.

^