12.03.2008
Спустя 4 месяца после сенсационной покупки австрийской компанией Meinl Airports International (MAI) местного аэропорта появились настораживающие новости. На прошлой неделе Вячеслав Наговицын выразил недовольство новыми хозяевами стратегического республиканского объекта.

Загадочная сделка октября прошлого года, когда впервые иностранцы купили российский аэропорт, а им оказался "Мухино", продолжает интриговать общественность. Причем не только наблюдателей, но и чиновников. Побывавшие в октябре 2007 года в Бурятии руководители МАI наобещали многого.

СМИ писали тогда: "Судя по презентации MAI, терминал будет увеличен как минимум вдвое, рядом с ним появится гостиница, бизнес-центр, многоярусная стоянка. Реконструкции также подвергнется взлетно-посадочная полоса "Мухино" и перроны. Стоимость масштабной реконструкции аэропорта представитель МАI не назвал, сославшись на то, что сейчас компания дорабатывает концепцию, а лишь после этого инвестор сможет назвать конкретную сумму вложений. "Минимальная сумма, которую компания готова вложить в аэропорт, — 100 млн. евро", — сообщила руководитель проектов МАI в России Анна Иванникова".

Тогда же новые инвесторы пообещали через месяц представить концепцию новоявленного "Мухино". Чего так и не случилось до сих пор. Подождав еще несколько месяцев и череду праздников, в правительстве Бурятии поинтересовались у австрийцев их мыслями о проекте и, видимо, настойчиво. По неофициальной информации, нынешний визит хозяев аэропорта был внеплановым.

Вячеслав Наговицын по приезде иностранцев поспешил выразить недоумение. Он, посчитал, что австрийская компания Meinl Airports International, купившая аэропорт Улан-Удэ, должна поторопиться с предоставлением плана развития этого стратегического объекта. Реальные действия новых собственников аэропорта должны были начаться в октябре прошлого года, но до сих пор воз и ныне там.

Как сообщил "Байкал Медиа Консалтинг", президент Бурятии заявил: "Меня интересует сейчас, когда же все-таки начнется реконструкция. Начнется она или нет, чтобы мы могли ответить населению. Вопрос надо разделить на две части: это перспективные планы (их обозначить) и те необходимые оперативные действия, которые нужно сделать сейчас. Тогда народ увидит, что серьезный инвестор пришел, подождет, услышит нас. А если ему сказать, что так мы будем жить еще до 2009 года, ничего не делая, думаю, население не будет ждать". В общем, Вячеслав Наговицын разочаровался, не увидев обещанный в ноябре прошлого года план развития ОАО "Международный аэропорт Улан-Удэ".

Видимо, неудовольствие от происходящего было настолько сильным, что президент намекнул на возможный приход в аэропорт других инвесторов. Но это в ближайшее время кажется все-таки маловероятным. Как сообщил "Номер один" источник в правительстве, реальных рычагов давления на МАI у местных чиновников немного. В совете директоров, который пообещали создать к 31 марта, никого из местной власти не будет. А с какой стати? Это частный бизнес, да еще и иностранный. Следовательно, остается только административный ресурс. Но как им воспользоваться в отношении иностранцев, пусть даже неугодных, пока неясно.

Тем не менее, визит австрийцев документально обставили. Как сообщила, пресс-служба президента и правительства Бурятии, "представитель собственника аэропорта — председатель совета директоров компании "Мэйнл Эйрпортс Интернэйшнл" Роман Гиммлер и заместитель председателя правительства Бурятии по развитию инфраструктуры Сергей Лысцев подписали протокол, согласно которому стороны взяли на себя определенные обязательства.

Вот лишь некоторые из них: до 31 марта 2008 года сформировать совет директоров аэропорта и назначить генерального директора, а также определить их полномочия. Поручить совету директоров аэропорта принять необходимые меры по организации воздушного пункта пропуска через государственную границу России в международном аэропорту "Байкал" города Улан-Удэ. В срок до 30 июля 2008 года провести в Улан-Удэ публичную презентацию компании и ее планов по развитию и реконструкции аэропорта". Ждать еще 5 месяцев.

А вообще вся эта странная сделка и последовавшие за ней месяцы без каких-либо телодвижений со стороны покупателей весьма подозрительны. Никто не может объяснить мотивы покупки и причины бездействия инвесторов. Вызывает вопросы даже сама цена сделки: слишком уж она завышена. Версий и домыслов на этот счет предостаточно.

Одна из версий, как наиболее логично объясняющая происходящее, заслуживает особого внимания. Специально отметим, это всего лишь умозрительная теория и не более того. Аэропорт могли выкупить вовсе не с целью его развивать. Могла преследоваться цель ровно обратная — не дать ему развиваться.

Судите сами. Тот же "Красэйр", который и продал "Мухино", еще в 2006 году анонсировал масштабнейшие планы по модернизации своего базового красноярского аэропорта. Путем вложения 500—600 млн. долларов частных и государственных инвестиций этот аэропорт планируется превратить в международный транспортный хаб. Причем единственный в Сибири. Инициаторы проекта планируют, что через этот логистический центр будет идти весь авиационный трафик, включая, вероятно, и планируемый кроссполярный.

Но государство пока не решило, где именно должен будет располагаться этот хаб. Обсуждаются разные варианты — от Иркутска до Новосибирска. И хотя улан-удэнский аэропорт всерьез ранее не претендовал на этот статус, он обладает рядом неоспоримых географических преимуществ. А по погоде и количеству солнечных дней в году он и вовсе один из лучших в мире.

При грамотных лоббистских усилиях новая республиканская власть в содружестве с амбициозным собственником могла бы успеть заскочить в последний вагон уходящего поезда. Могла бы привлечь и государственные, и частные инвестиции. В размерах не меньших, чем планируется вложить в Красноярск. Думается, не продай "Красэйр" "Мухино", власть сумела бы повлиять на него. Например путем пересмотра старой, времен Потапова еще, приватизационной сделки, там ведь, по слухам, в свое время далеко не все было чисто.

А сделкой с непонятными австрийцами "Красэйр" снял с себя всю ответственность за развитие нашего аэропорта (которое ему невыгодно). То есть с этой российской компании никто ничего спросить уже не может — она как бы ни при чем. В то же время не ясно, в каких взаимоотношениях находится "Красэйр" с австрийскими инвесторами. Возможно, фактически никакой купли-продажи и не было, просто деньги перекочевали из одного кармана в другой.

^