09.04.2008
Монте-Карло, Париж, Милан, Учо (Китай) — именно там проходят главные мировые фестивали и конкурсы циркового искусства. Практически всегда Монгольский цирк, приезд которого в Бурятию организовал продюсерский центр всеми любимых музыкантов Татьяны Штыревой и Анатолия Арсаланова, на них занимает призовые места. В чем секрет успеха наших соседей — выяснял корреспондент "Номер один".

Монгольский цирк — это 67 лет существования, 130 стран, которые посетили циркачи, 160 артистов — выходцев цирковой школы, которая на протяжении 66 лет работает при цирке. В итоге — мировая слава и звание "бренда Монголии". В Бурятию бренд Монголии привез только призовые номера.

Например, номер акробатов со скакалками получил "Серебряного льва" в китайском городке Учо. Акробаты же с барабанами, похожие на игрушечных солдатиков, завоевали Гран-при на Международном фестивале циркового искусства в Корее. Там же по достоинству оценили и мастерство единственных в мире воздушных акробатов, работающих без страховки — артисты стали золотыми призерами.

Глядя на циркачей, выполняющих с такой грацией сложнейшие трюки, начинаешь понимать, почему народный любимец Амархуу в начале своего творческого пути так хотел стать цирковым артистом. Разве можно не завидовать, например, тому, как легко получается человеку-птице Эрдэму Сурену парить под самым куполом зала?

— Цирковое искусство — это искусство профессионалов, — говорит господин Монхбаяр, руководитель труппы Монгольского государственного цирка. — Не каждый человек может открыть в себе талант циркача. Думаю, что секрет нашего успеха в том, что артисты открыли в себе этот талант и умеют его демонстрировать. Про циркачей говорят, что у них есть шестое чувство. У обычного человека их пять. Чтобы увидеть это шестое чувство люди и приходят. Шестое чувство — это и труд, и опыт, и талант.

Как бы ни были просты эти слова, но что такое шестое чувство, я поняла только тогда, когда увидела обладателей этого чувства в действии. Действительно, без шестого чувства вряд ли жонглерам удалось бы контролировать полет десятков горящих факелов.

— Работа в цирке связана с жизнью человека, — говорит господин Монхбаяр. — И в нашем мире нет деления на то, что сделать легко, а что трудно. Каждый номер требует концентрации и больших усилий.

Успех Монгольского цирка закладывается еще в цирковой школе, где обучаются артисты от 4 до 14 лет. Обучение проходит по пяти видам циркового искусства, которые существуют в мире. Когда молодые артисты становятся выпускниками, то выходят из стен школы со своими цирковыми номерами. Одними из наиболее ярких учениц этой школы являются девочки-каучуки — серебряные призеры Международного детского фестиваля в Монте-Карло, обладатели Гран-при Фестиваля циркового искусства в г. Улан-Удэ. Похожие на серебряных рыбок, они завораживают своей пластикой.

Не оставляют равнодушными и силовые акробаты — гордость и сила Монгольского цирка. Кульминационным моментом представления, за которым все наблюдали либо с открытым ртом, либо кусая губы и переживая за артистов, стал номер, в котором заслуженный артист Монголии Амаржаргал поднял человеческую конструкцию, общий вес которой составлял 850 (!) килограммов. Монгольский государственный цирк ввел в мировое цирковое искусство и свой жанр — акробаты с хлыстами.

— Этот жанр искусства зародился в монгольских степях, у скотоводов, — говорит Дмитрий Матвеев, ведущий представления. — Теперь монгольских акробатов называют укротителями хлыстов и покорителями арканов.

В целом же, как говорят представители Монгольского цирка, они отличаются от других национальной идеей, которая отражается и в музыке, и в костюмах.

— Все это совмещается с современными видами искусства, — рассказывает господин Монхбаяр. — Вообще, сейчас все мировые цирки переходят на современный лад.

Самыми же востребованными монгольские циркачи называют своих коллег из канадского "Солнечного цирка" и московского цирка. Каждый из этих цирков обладает своей изюминкой. Например, в основе русского цирка лежит классика. Думаю, что бурятский цирк имеет шанс быть в числе самых востребованных. Ведь начало ему было дано от Монгольского государственного цирка. Три преподавателя цирковой школы приехали сюда, организовали конкурс, набрали детей и теперь их ученицы — девочки-каучуки — взяли приз в Монте-Карло.

— Бурятский цирк — молодой, — говорит господин Монхбаяр. — Но если он поедет на гастроли, то думаю, мы не будем краснеть за него.

Самое главное — то, что ему было дано начало. Ведь с этого начинается любая история. История же Монгольского государственного цирка продолжается. Теперь с замиранием сердца ее будут слушать уже во Франции, а затем в Турции, куда и направится мировой бренд культуры.

^