28.04.2004
В ответ на призыв Владимира Путина сократить к 2008 году бедность вдвое создана рабочая комиссия из республиканских и улан-удэнских чиновников, которая составит программу борьбы с бедностью. С горящими глазами чиновники обсуждают методы и способы борьбы. В коридорах власти даже разгорелся спор, считать ли бедным человека, зарплата которого выше прожиточного минимума на 100 рублей или нет. Судя по опыту всех предыдущих программ "социально-экономического развития" республиканской власти, которые кроме смертельной скуки, никаких эмоций никогда не вызывали, толку от такой борьбы будет мало. Еще один ни к чему не обязывающий документ.
Новые бездомные
Николай Салов — участник-ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, растит и воспитывает двух дочерей один - - его супруга умерла семь лет назад. Пенсия небольшая — всего 3100 рублей. С недавних пор отец-одиночка и его дочери проживают в гостинице "Одон" потому, что в доме, в котором он жил раньше, просели плиты перекрытия между подвалом и первым этажом. Скорее всего, в этот дом Саловы уже больше не вернутся — здание просто не подлежит ремонту и жить в нем опасно. На вопрос о том, где семья будет жить после гостиницы "Одон", Николай пожимает плечами, прекрасно понимая, что гостиница — жилье временное по определению.
— Я надеюсь на государство, что мне и моим дочерям все-таки дадут квартиру. Наш дом рухнул, а значит, мы вынужденные переселенцы. А той пенсии, которую я получаю, не хватает даже на еду. Мне нужно жилье, ведь из гостиницы меня скорее всего скоро попросят.
На покупку или даже аренду жилья у него просто нет средств. С учетом того, что жилье и цены на коммунальные услуги быстро растут, а старые дома все чаще будут разваливаться, его судьбу вскоре повторят многие уланудэнцы. Работать Николаю не позволяет состояние здоровья, да если бы он и работал, что бы от этого изменилось? В настоящее время на учете в Центре занятости населения Улан-Удэ состоит 3036 безработных. Вакансий на 2 тысячи больше.
— Если бы мне предложили приличную зарплату, я бы с удовольствием согласилась работать, — говорит стоящая на учете в Центре занятости населения безработная Лариса Стенькова. — А за копейки бросать ребенка, к тому же имеющего проблемы со здоровьем, не вижу смысла. Лучше я буду получать все полагающиеся мне пособия, сумма там такая же получается, и уделять больше внимание сыну.
Работа не значит — достаток
Прожиточный минимум, сумма, на которую впроголодь, но сможет прожить один человек, в республике составляет 2564 рублей. Ларисе Стеньковой с незаконченным высшим образованием и маленьким ребенком на руках зарплату выше 2 тысяч не предлагают. Да и та, что за две тысячи — с ночным графиком. Привести минимальный заработок в соответствие с минимальным прожиточным уровнем можно только законодательно, но ни Дума, ни Народный Хурал этот вопрос даже не рассматривают.
После того, как Лариса три раза подряд отказалась от вакансий, заработная плата которых ниже прожиточного минимума, ей на месяц приостановили выплату пособия по безработице. В нашей республике работа вовсе не гарантирует избавления от нищеты. Настя Васильева, окончившая в 1999 году БГУ, работает психологом в улан-удэнской школе и получает зарплату 1800 рублей.
— За те деньги, которые я получаю, я работаю, если так можно сказать, для вида, — говорит Настя. — Никакой инициативы, фантазии проявлять просто не хочется. Вся работа делается для галочки, никак не для детей. Я восхищаюсь теми учителями, кто еще вносит какое-то разнообразие в учебный процесс — это энтузиасты.
Врачи и учителя бедны в наше время по определению. Ответ на их бедность один — в бюджете нет денег. "Каждый житель республики должен хорошо понимать, что зарабатывать больше и жить лучше мы сможем лишь тогда, когда каждый из нас начнет плодотворно, напряженно и творчески трудиться на своем рабочем месте", — отметил в своем первомайском обращении к жителям республики Леонид Потапов. Но устроившись, например, продавцом в коммерческую структуру, работать придется больше, а получать вы будете совершенно одинаково с нищими бюджетниками.
Эксплуатация процветает
"За январь месяц переработка у меня составила 34 часа, — пишет в письме в редакцию продавец крупной улан-удэнской оптово-розничной фирмы, — за февраль — 36, март — 26. За квартал 96 часов или 12 рабочих дней, а за год — 48 дней. И так у всех нас — бесправных продавцов местного олигарха. Денег за это нам не заплатили, как платили по две с половиной тысячи все последние три года, так и платят. Не надо быть экономистом, чтобы подсчитать, сколько рабочих дней бесплатно отработано! У нашего хозяина два десятка магазинов, сколько же он на нас сэкономил..."
В большинстве своем бедные люди смирились со своей участью. Только пожилые пенсионеры пытаются как-то протестовать против стремительного нищания. После повышения тарифов на услуги ЖКХ, одинаково больно бьющему по всем бедным жителям республики, на площадь вышли в основном они.
— На митинг пришли пожилые люди, размеры пенсий которых после всех выплат ЖКХ не оставляют им шанса выжить, — говорит пенсионерка Ольга Афанасьевна Башенова. — Моя пенсия — 1800 рублей, после того как я заплачу за свет, за воду, за квартиру, у меня на жизнь остается всего 400 рублей. На эти деньги разве можно прожить?
Всего на Площадь Революции 17 апреля вышло около полутора тысяч человек. В основном это учителя, врачи и пенсионеры. Женщины средних лет и убеленные сединами старики культурно попротестовали и без эксцессов разошлись. Итогом акции стало несколько сдержанных информационных сообщений в СМИ. Официальной же реакции не последовало. Да и зачем? Ведь уже готовится программа по борьбе с приведшей людей на митинг бедностью. Чего, дескать, сейчас разговаривать, примем документ, и бедность к 2008 году сама собой снизится вдвое. Но всем упомянутым в статье людям, а именно пенсионерам и бюджетникам, помощь нужна уже сейчас. И не в виде какой-то эфемерной программы кишащей общими, ничего не значащими казенными фразами.
^