28.04.2004
Первомай Бурятия встречает вовсе не праздничными митингами, а акциями протеста против повышения тарифов на услуги ЖКХ. Сто лет спустя после памятной чикагской стачки, с которой началась история Первомая, люди вышли на улицы, чтобы выразить протест действиям властей и попытаться обратить их внимание на свое бедственное положение. Только вот сто лет назад на улицу вышли крепкие, закаленные тяжелым физическим трудом мужчины. Сегодняшнего же рабочего на демонстрацию не заманишь.
"Достойная зарплата — путь к преодолению бедности", — именно этот лозунг будет ключевым на предстоящем первомайском митинге, который проведут профсоюзы республики. Сегодня в действенную силу демонстраций и митингов, похоже, искренне верят только профсоюзные работники, постоянно за что-то борющиеся. Вот только они забыли, что сила профсоюза измеряется количеством привлеченных на митинг женщин и пенсионеров, а физической силой мужчин, готовых отстаивать свои интересы. Последнего у республиканских профсоюзов как раз и не хватает. По объективным причинам.
Современные улан-удэнские рабочие спокойно трудятся на своих заводах, получают по десять тысяч рублей в месяц, вполне этим довольствуются и ни в каких митингах участия принимать не собираются. Двадцатидвухлетний слесарь третьего разряда Вячеслав Зимирев рассказывает, что и ему было сложно привыкнуть к заводскому укладу. Придя на завод после незаконченного железнодорожного колледжа и небольшого опыта работы охранником, он смертельно уставал после смен в течение целого года:
— Первое время было физически настолько тяжело, что после работы не хватало сил ни на жену, ни на дочку, — вспоминает Вячеслав Зимирев, — сейчас все встало на свои места. В пять часов я смываю с лица мазут в заводской душевой, снимаю грязную робу и отправляюсь домой. Восьми тысяч рублей в месяц хватает и мне, и жене с ребенком, а чтобы тратить время на демонстрацию — это, считаю, лишнее. Лучше я отдохну в это время, а чувство солидарности с другими трудящимися — оно меня каждый день у станка посещает.
Вячеслав Зимирев работает на ЛВРЗ чуть больше двух лет. В обязанности слесаря входит с восьми утра до пяти вечера с перерывом на часовой обед собирать магнитные двигатели — шесть катушек навешать на окружность двигателя, спаять, заизолировать, покрасить. На один двигатель уходит два часа, выходит четыре двигателя за смену. К 25-му числу каждого месяца нужно сдать план — 280 двигателей. Уложился — хорошая премия всей бригаде, не смог — устное порицание и никаких дополнительных денег. При слаженной, коллективной работе удается заработать не меньше восьми тысяч рублей в месяц каждому.
По словам начальника отдела кадров филиала ОАО "РЖД" ЛВРЗ Валерия Зыкова, сегодня очень сильно не хватает квалифицированных рабочих, тех, кто умеет профессионально выполнять свое дело. За прошлый год на завод приняли больше восьмисот новых рабочих. Около трети из них осталось на предприятии. Валерий Никанорович говорит, что молодые фрезеровщики, токари и слесари, устраиваясь в отделе кадров на работу, сразу же спрашивают: "А сколько я буду получать?".
— Здесь нельзя употреблять слово "получать", — говорит Валерий Зыков, — мы объясняем — вы все будете зарабатывать. Нынешняя молодежь, испорченная последними пятнадцатью годами перестроек, реформ и нестабильности уже не желает работать по-настоящему. Они стремятся к быстрым деньгам, смотрят на своих сверстников — директоров фирм, видят красивую жизнь по телевизору и мечтают жить так же. Но далеко не все склонны к предпринимательству и имеют какие-то особенные таланты, а трудолюбия стало меньше. Отсюда и бедность наших людей.
За прошлый год на ЛВРЗ в качестве рабочих было принято больше восьмисот человек. Далеко не все остались на заводе. Кто-то, проработав до первой зарплаты, запил и был уволен, кто-то просто не выдержал темпа работы "от звонка до звонка" и уволился сам. Хотя деньги, которые платят сегодня рабочему человеку, достаточно солидные. Далеко не каждый рядовой юрист или бухгалтер зарабатывает сегодня по 10-15 тысяч рублей в месяц.
Средний возраст сегодняшних рабочих ЛВРЗ составляет 38 лет. В основном это те люди, которые прошли адаптацию к заводскому режиму и привыкли к тому, что если ты работаешь, то заработанных денег хватит на то, чтобы достойно содержать семью. Тот, кто способен сегодня работать, не жалуется на жизнь и не ропщет на невнимание властей. Он уверен, что придя завтра на свое рабочее место, сможет заработать себе и на хлеб, и на масло. Кроме того, на ЛВРЗ, все специалисты, проработавшие на заводе больше пятнадцати лет, имеют право на корпоративную пенсию — в среднем добавка равняется трем тысячам рублей в месяц, у всех трудящихся есть право одного бесплатного проезда на поезде и оригинальный "дачный" билет, погашающий расходы на передвижение в радиусе 150-ти километров. Рабочий сегодня практически не имеет претензий к своему работодателю — право на восьмичасовой рабочий день давно отстояно, зарплаты повышены, условия труда улучшены. Они вряд ли пойдут - митинги и демонстрации.
^