30.04.2008
На прошлой неделе в Улан-Удэ прошла предварительная презентация "Концепции транспортно-логистического комплекса". Этот комплекс является одной из экономических "фишек", на которую правительство республики собирается сделать упор — приграничное транзитное положение выглядит привлекательно. Однако, как выяснилось, его судьба зависит не от нашей республики и даже не от Российской Федерации. Ключ к благополучному функционированию транспортнологистического комплекса в Бурятии — в руках, во-первых, Монголии и, во-вторых, Казахстана.

Странное будущее

Если оторваться от вопроса перевозки собственно бурятской продукции, то республика лежит между южно-якутским ресурсным районом и южно-монгольским. Эти зоны разработчики Концепции назвали ресурсоизбыточными. Внимание РФ сегодня приковывается к ресурсам южно-монгольского пояса минерализации. "Поддерживается выход на территорию Монголии ряда наших серьезных горно-металлургических компаний", — отметили разработчики ("Фонд международного развития") в ходе презентации.

Официальные контакты между Россией и Монголией, которые заметно усилились в последнее время, говорят о том, что интерес к монгольскому урану, серебру, углю и т.д. на самом деле велик. И в связи с этим Бурятии пророчат странное будущее.

"Поскольку республика оказывается между двумя избыточными ресурсными зонами, необходима ориентация региона на глубокую переработку природных ресурсов. Транспортно-логистическая система является необходимым условием промышленного развития территории", — так сказали разработчики.

В планах РФ по освоению богатств Монголии республике, вероятно, отводится роль тыловой базы по обеспечению работы горных холдингов и вывозу из соседней страны добытого там сырья. А база, конечно, должна быть хорошо развитой. Разработчики выдвинули мысль, что избыточность ресурсов южно-монгольского пояса минерализации чуть ли не заставит монголов включить Россию в их освоение. Идея, конечно, очень спорная.

Как черт из табакерки То, что Бурятия хочет создать у себя транспортно-логистический комплекс, для руководства ОАО "РЖД" стало нежданной новостью. ОАО "РЖД" занято развитием логистики на Транссибе, дабы знать, как лучше вести перевозки. Раньше республика не фигурировала в логистических планах железнодорожников. Но теперь Бурятия, якобы, нашла свое "место в строю" и включена в план развития транспортно-логистических терминалов ОАО "РЖД".

Транспортно-логистический проект, действительно, новинка для Бурятии. Власть заговорила о нем лишь прошлым летом. Концепция, как можно было понять из презентации, делает упор именно на железнодорожные перевозки.

"Китайская дорога, в перспективе, пройдет через Казахстан. Она способна в будущем взять на себя основные грузы, если не создать сегодня альтернативу в России", — говорят представители фонда-разработчика.

Ситуация и ежу понятна... Однако, чтобы возить из Китая через Россию, есть мощная читинская станция Забайкальск. Как Бурятии вписаться в "азиатско-европейский поток"? Коридор "Улан-Удэ — Наушки — Кяхта — Улан-Батор — порты Юго-Восточной Азии" можно создать и даже постелить линолеум, но кто там будет ходить?

На презентации соседнюю Монголию обвинили в том, что азиатско-европейские грузоперевозки через Бурятию "душит" именно она. Мол, там высокие транзитные сборы за проход китайских составов и плохая Улан-Баторская железная дорога, из-за чего бизнес предпочитает возить или по океану, или через Забайкальск.

Один из депутатов Народного Хурала даже заявил, что в Монголии при транзите поездов берут большие взятки, но его одернул зампред правительства по инфраструктуре Сергей Лысцев. Ему стало неудобно за такое публичное вмешательство во внутреннюю жизнь другого государства. "У монголов к нам тоже есть претензии", — заметил г-н Лысцев, чем мгновенно "потушил" тему коррупции.

$3 млн. на гектар

Центры транспортно-логистического комплекса должны быть сосредоточены в зонах экономической активности. Самым крупным, согласно Концепции, станет улан-удэнский центр в районе аэропорта "Мухино", а также терминалы в Кяхте и Наушках.

Улан-удэнский мультимодальный транспортно-логистический центр расположится на территории в двадцать гектаров. Объем грузопереработки — 2,5—3 миллиона тонн.

"Потребность в инвестициях высчитывается в среднем по три миллиона долларов на гектар. Срок окупаемости инвестиций - 5—6 лет", — говорят разработчики проекта Концепции.

В рамках улан-удэнского центра предполагается развить станцию Тальцы, где расположен грузовой двор. Как раз на основной железнодорожной магистрали. В Тальцах надо организовать таможенный терминал. Что касается аэропорта "Мухино", то он имеет выгодное положение. Не только географическое, но и внутригородское, вблизи дорог и прочей инфраструктуры. Одновременно есть плохая новость.

"Хочется обратить внимание на естественные ограничения. На сегодня мы можем говорить о перспективах внутренних перевозок на территории Сибири и близлежащих международных. Улан-Удэ находится в центре квадрата, по периметру которого пролегают основные транзитные воздушные трассы.

Как известно, проще выстроить новый аэропорт, чем передвинуть трансполярные или кроссазиатские международные маршруты. Россия заинтересована в некотором движении этих маршрутов, но для этого необходима координация по всему предлагаемому маршруту", — огорчили на презентации. В битве за небо улан-удэнский аэропорт явно "в пролете".

Кроме столицы Бурятии, логистические терминалы должны появиться в Наушках и Кяхте. В районе Наушек целесообразно организовать контейнерные площадки. Особенно, если там будут перегружать грузы с одного вида транспорта на другой. Что касается рабочих мест, то их будет создано около полутора тысяч. Транспортно-логистическая система в Бурятии должна соединить терминально-складскую, инвестиционную, таможенноброкерскую и транспортно-логистическую деятельность.

А где клиенты?

Две опоры Концепции из трех находятся под большим вопросом. Во-первых, снизит ли Монголия сбор с транзитных грузовых поездов, на презентации предсказать никто не смог. Фактически, транспортно-логистический комплекс в том виде, как его на прошлой неделе представил фонд, еще не родившись, стал заложником международной политики. Монголия красной нитью проходила через всю презентацию. Для нашего комплекса это вопрос жизни и смерти. Говорят, будто бы монголы тоже хотят стать важной транзитной страной. Но насколько велико это желание, никто, опять-таки, не знает.

Во-вторых, получит ли Бурятия клиентов в виде российских горных компаний, что начнут освоение южно-монгольского пояса минерализации? Если какой-нибудь "Норильский никель" или "Базовый элемент" начнет реальную добычу в соседней стране, то им пригодятся услуги бурятского транспортно-логистического комплекса. Однако гарантии, что россияне смогут утвердиться на горнорудном рынке Монголии, на презентации никто не предоставил.

Некие надежды республика может питать на усиление внутриреспубликанских и внутрироссийских перевозок. Только этого мало. И что конкретно нужно делать, никто так и не понял... Транспортно-логистический комплекс напоминает мираж. Вроде бы, он перед тобой. А дойти и прикоснуться не получается.

В Наушках готовы принимать 10 поездов в сутки, но принимают только 3. Забайкальск сейчас пропускает в КНР 20 поездов в сутки, без всякого логистического комплекса. Раздосадованные железнодорожники заявили, что им транспортно-логистический комплекс не нужен, чем свели на нет все реверансы в сторону федерального руководства ОАО "РЖД".

Присутствующие были шокированы такой откровенностью. Правда, потом представители железной дороги стали говорить, что они не это хотели сказать и что их не так поняли. Но оправдания прозвучали неубедительно. Вообще, в 2007 году через Наушки не провезено ни одного нефтеналивного состава. НК "Юкос" в свое время сумела договориться с Монголией о транзите. Пришедшая ей на смену государственная НК "Роснефть" договориться пока не может.

Политические риски не просчитаны

Разработчики Концепции выразили оптимизм по поводу того, что Россия заинтересована найти место в трансконтинентальных перевозках, и Бурятия идет в унисон с ней. Вот только умом Россию не понять и аршином общим не измерить. Если Москва передумает, то наш транспортно-логистический комплекс станет почти покойником. "Вы не написали, какие политические риски", — отметил Сергей Лысцев.

Еще более наивно прозвучали мысли разработчиков, что в Азии очень много грузов, и даже когда заработает параллельная Транссибу железная дорога КНР — Казахстан, грузы для российских железных дорог все равно останутся. Но если не договориться с Монголией, то остатки будут возить не через Наушки, а через Забайкальск. Пусть и на 500 км длиннее.

Кто будет работать в системе логистического комплекса, тоже не совсем понятно. Для привлечения инвесторов фонд посоветовал создать для компаний комфортные условия. Такой ответ, по сути, можно приравнять к пустой отговорке.

Основной докладчик, который должен был рассказывать о Концепции, в Бурятию не приехал. "По уважительной причине", — подчеркнули гости. Вместо него отработала какая-то женщина. В ходе презентации она перечислила массу организаций, которые участвовали в разработке проекта Концепции.

Может быть, хотела ошеломить провинцию шлейфом шикарных названий институтов, центров и ассоциаций? Если так, то у нее не получилось. К проекту был высказан ряд серьезных претензий. В целом, ситуация с перспективами бурятского транспортно-логистического комплекса зыбка, как мираж. Если бы транзит через Бурятию был выгоден, бизнес сам бы создал здесь и склады, и все остальное.

А пока бурятский транзит не очень привлекает бизнесменов. И сколько ни говори "логистика", грузов больше не станет. Если проект провалится, то у властей будет железное объяснение — мол, сорвалось из-за сложной международной обстановки. И ведь будут правы!

^