28.05.2008
Ученые Геологического института Сибирского отделения Академии наук за 3 дня до этого события предсказали существенную возможность сильного землетрясения. Верный краткосрочный прогноз землетрясения доктора геолого-минералогических наук Александра Татаринова, составленный им еще 18 мая, показал, что его метод, основанный на изучении так называемых плазмоидных структур, имеет право на существование.

По информации сотрудника Геологического института СО РАН Цырена Тубанова, сила землетрясения, произошедшего 21 мая этого года с эпицентром в 15 км от берега в акватории Байкала близ с. Максимиха, составила 5,5 единиц по шкале Рихтера, в то же время сила толчка в эпицентре была оценена в 7 баллов.

В Улан-Удэ оценка ощущений — 3—4 балла. Последнее крупное землетрясение в нашем регионе отмечалось в далеком 1959 году, тогда сила толчка в эпицентре, находившемся на участке Байкала близ залива Провал, составила 6—7 баллов, на побережье ученые оценили толчок в 7—8 баллов. Тогда обошлось без жертв, но многие печи и трубы в домах сел Малый и Большой Дулан, Энхалук и Сухая были разрушены. По неутешительным прогнозам ученых, в ближайшие 10 лет нам следует ожидать следующего сильного землетрясения.

Предвестники беды

Сегодня Метод Татаринова требует немало дополнительных исследований, но в комплексе с геохимическими, геофизическими и другими методами он уже может привести к разработке надежных критериев прогнозирования землетрясений.

Изучением природы плазмоидных образований главный научный сотрудник Геологического института Сибирского отделения Академии наук Александр Татаринов занялся полтора года назад. Однажды его внимание привлекли яркие шары, поднимающиеся вечером от земли на окраине Улан-Удэ в местности Медведчиков ключ. Вместе со старшим научным сотрудником Любовью Яловик ученый исследовал район. Были обнаружены так называемые грифоны — каналы дегазации, откуда из недр земли, как из печной трубы, выходят светящиеся объекты — газовые плазмоиды.

— Вот видите, вокруг грифона все выжжено, травы нет, — показывая на фотографии, рассказывает Любовь Яловик. — На этом склоне подобного рода "вулканчиков" много. У большинства из нас ложное представление о том, что Земля — это только твердь, и она неизменна. Земля живет и дышит.

Дальнейшие исследования на этом пункте наблюдения, мониторинг "дыхания земли", показали, что здесь имеет место выход на поверхность природных плазмоидных образований.

— В результате проведенных нами исследований была установлена связь плазмоидных образований с локальными газовыделяющими структурами активных разломов земной коры, - - рассказывает доктор геолого-минералогических наук Александр Татаринов. — Мы обнаружили, что суточная динамика количества плазмоидов характеризуется волновым трендом. При сдвиге на трое суток назад наблюдается его положительная корреляция с коэффициентом сейсмичности. Из этого следует вывод, что плазмоиды можно использовать для прогнозирования землетрясений. По предварительным расчетам, можно за 2—3 суток предсказать 4 из 10 землетрясений.

Как отмечает Александр Татаринов, в это число попало и землетрясение 21 мая. Оно было предсказано по результатам наблюдений плазмоидов, своеобразных "предвестников беды", на полигоне Медведчиков Ключ вечером 18 мая.

Результаты обнадеживают

— Полученные результаты весьма обнадеживающие, — говорит Александр Татаринов. — Дальнейшие исследования в комплексе с геохимическими, геофизическими, гидрогеохимическими, гидрогеологическими, метеорологическими методами могут привести к разработке надежных критериев прогнозирования природных катастроф в Забайкалье и в первую очередь сильных землетрясений.

Одна из сложностей заключается в том, что особенно много плазмоидных образований отмечается на поверхности земли в дождь и снег. Чтобы точно определить, увеличилось количество плазмоидов в связи с надвигающимся землетрясением или тому виной влага, еще предстоит много работы.

— Это только первый и пока предварительный результат нашей работы, — поясняет Александр Татаринов. — Нужны дополнительные наблюдения, новые данные о природе плазмоидных образований. Вообще же, плазмоиды — это целый мир.

Как рассказал ученый, о явлениях, под которыми сегодня понимают плазмоиды, упоминается еще в протославянских мифах. О них же говорится в источниках, рассказывающих со слов очевидцев о крупном землетрясении на Байкале, произошедшем 31 декабря 1861 года. В тот год, по оценкам экспертов, сила подземного толчка составляла 10 баллов, тогда же на Байкале возник и знаменитый залив Провал.

По воспоминаниям очевидцев тех событий, перед землетрясением стоял такой туман, что ничего не было видно, и который рассеялся сразу после толчка. Отметим, что и перед недавним землетрясением в Бурятии Александр Татаринов отмечал над Удинским разломом туман по земле. Кроме того, им была зафиксирована светящаяся полоса из плазмоидов, идущая из разлома. На огненные шары, вылетающие из земли (вероятней всего, плазмоиды), обращали внимание люди перед Ташкентским и Алтайским землетрясениями. Какие явления зафиксируют ученые перед более мощным, чем недавнее, землетрясением, остается только догадываться.

Иркутск забирает исследования

На прошедшей 22—25 апреля этого года Всероссийской научной конференции "Дегазация земли: геодинамика, геофлюиды, нефть, газ и их парагенезы" в Москве доклад Александра Татаринова и Любови Яловик "Дегазация и образование плазмоидных структур в приземной тропосфере" вызвал интерес и был хорошо принят учеными. Между тем, работа ученых держится на голом энтузиазме. Министерству природных ресурсов Бурятии в 2006 году был предложен ГИН СО РАН проект "Экологический мониторинг для прогнозирования природных катастроф на территории Бурятии". Однако он не получил ни поддержки, ни финансирования.

Несмотря на это, учитывая важность этой проблемы для населения Бурятии, Александр Татаринов и Любовь Яловик на собственные средства начали и ныне продолжают наблюдения за процессами активизации сейсмогенных разломов земной коры на территории Бурятии с целью прогнозирования природных катастрофических явлений (землетрясений, природных лесных пожаров, газовых выбросов и др.). Помощь и поддержку в исследованиях оказали сотрудники, в частности, ст. научный сотрудник лаборатории геофизики ГИН СО РАН Г.И. Чебаков, а также сотрудники Гидрометцентра. Но не власти.

— Финансирование исследований плазмоидных образований вряд ли осуществимо, учитывая крайнее невежество и некомпетентность властей всех уровней, успешно добивающих не только фундаментальную науку, но и крайне важные для безопасности населения ее прикладные аспекты, — сетует Александр Татаринов. — Можно было бы использовать средства, выделенные по гранту РФФИ-Байкал "Минералогические индикаторы процессов грязевого вулканизма", которые мы выиграли в 2008 году, программа которого непосредственно связана с решением проблемы прогнозирования природных катастроф в Забайкалье. Однако при распределении денег на реализацию этого проекта чиновники министерства науки и образования Бурятии урезали финансирование по сравнению с другими грантами РФФИ-Байкал в 1,5—2 раза. Причем дележ финансовых средств происходил без участия ученых-геологов и геофизиков Бурятского научного центра.

Ранее, в 2004 году, то же министерство РБ из 8 проектов РФФИБайкал, выигравших конкурс, на наш проект, занявший по рейтингу 1-е место, выделило меньше денег (65 тысяч рублей в год), чем на остальные семь грантов (каждому 75 тысяч рублей). По словам ученого, эти примеры показывают, что у властей Бурятии сложился режим наименьшего благоприятствования при финансировании новых прорывных научных исследований, весьма важных для населения республики.

— Где же выход? — рассуждает Александр Татаринов. — Он очень прост. Наш небольшой коллектив энтузиастов заручился поддержкой крупных ученых (физиков, геофизиков, геологов) Москвы, Санкт-Петербурга, Сыктывкара и Иркутска, готовых принять участие в проведении дальнейших исследований явлений, названных нами "плазмоидная форма дегазации Земли", и создании в ближайшие год-два специального научного подразделения (вероятнее всего, в Иркутске), с соответствующим финансированием и кадровым обеспечением. Естественно, результаты его работы в первую очередь будут использованы не в Бурятии, которая также лишится и научного приоритета.

Справка

Плазмоиды (уфологи и очевидцы часто принимают их за НЛО) состоят из ионизированного газа, заряженных пылевых частиц, гидрозолей и аэрозолей. На границе с атмосферой плазменная структура организуется в разной формы тела — и шестигранники, и шары, и спирали.

Порой отмечаются иероглифоподобные, птицеподобные или насекомоподобные формы плазмоидов. Выделен целый ряд их типов. Почему они принимают ту или иную форму, до конца еще не известно, по всей вероятности, на формирование плазмоидов влияют их заряд и частота.

Между тем, скорость выброса плазмоидов из земных глубин очень высокая, порой фотоаппарат фиксирует образования в виде летящих мини-комет и мини-ракет с инверсионным следом. Учеными были зафиксированы и видимые глазом плазменные образования, и те, что видимы только фотоаппарату. Заметить образование можно только в отсутствии солнечного света в вечернее и ночное время суток. Сейчас на счету у бурятских ученых более полутора тысячи фотографий плазмоидов.

^