28.05.2008
В полдень 21 мая в центре города, в сквере близ проспекта Победы, нападению неизвестного с ножом в руке подверглась пенсионерка. Ни светлое время суток, ни прохожие не становили нападавшего. Женщина лишилась сумки и пережила серьезное потрясение. Теперь она боится выходить на улицу одна, хоть и живет почти в самом центре города.
— В тот день я возвращалась из поликлиники, что на ул. Каландаришвили, шла по асфальтовой дорожке по скверу, — рассказывает 68-летняя пенсионерка Маргарита Петровна. — Вдруг слышу: "Отдай сумку, а не то зарежу". Первая моя мысль была, что кто-то меня разыгрывает, кто-то из знакомых меня пугает, вроде "жизнь или кошелек". Я обернулась и поняла, что к моей шее приставлен нож. У меня ноги стали ватные!

Женщина обмерла от страха. Она не понимала, что происходит, ведь совсем рядом был оживленный проспект, были слышны голоса людей. Парень требовал отдать сумку, и она, испугавшись его угроз, подчинилась. В этот момент навстречу показались прохожие, парень бросился бежать вверх, по направлению к проспекту. Пенсионерка несколько раз крикнула грабителю вслед, чтобы он отдал хотя бы медицинскую карту, которая была в сумке. И парень проявил "сострадание": то ли желая, чтобы женщина замолчала и не привлекала к нему внимание, то ли действительно пожалев ее, он выбросил медкнижку.

— Я не помню, как добралась до дома, — вспоминает Маргарита Петровна. — Сразу же позвонила на 02, но ответа не дождалась, сообщила в ОВД по Советскому району. Приехали оперативники, взяли с меня показания. Я тогда сразу им сказала, что наверняка это "висяк", никого не найдут.

Муж пошел, осмотрел все вокруг, думал, может, грабитель выбросил сумку где-то неподалеку, но ее нигде не было. К счастью, денег в ней не было — только пустой кошелек и медкарта. Сейчас по данному факту ОВД по Советскому району заведено уголовное дело по ст. 162 УК РФ ("Разбой").

— Что же у нас в городе происходит? — возмущается пенсионерка. — Человек видит, что идет бабушка, как же ему совесть позволяет нападать на нее! На виду у людей, при свете дня, ничего не боясь. Что же теперь делать — ходить по родному городу и с опаской оглядываться по сторонам?

^