11.06.2008
Мармай Хамаевич Жамьянов вырос в многодетной семье, родители его были простыми сельскими тружениками. Еще в начале 50-х годов его семья начала строить большой дом у себя на родине в п.Хоринск. Спустя 14 лет дом силами трех братьев был, наконец, достроен и зарегистрирован в собственность на одного из них. Тогда никто из Жамьяновых даже и не подозревал о том, что когда-то обустроенная с таким трудом семейная усадьба уйдет в руки совершенно чужим людям.

— Когда родились два сына у старшего брата Цыден-Еши, обрадованная мать обязала нас, двух братьев и двух сестер, помочь ему построить хороший дом, — рассказывает Мармай Хамаевич. — Дом семь на девять квадратных метров строился в течение десяти лет мною и старшим братом. Все вручную — от заготовки древесины до конца строительства. Другие брат и сестры купили пиломатериал и всю обстановку для дома. Дом был поставлен на учет сельским советом, зарегистрирован в 1964 году на имя брата Жамьяндагбаева Цыден-Еши Хамаевича.

В 1991 году умер старший брат, затем его сын, а в 1996 году не стало и его жены. Единственным наследником стал Мармай Жамьянов. Однако в борьбу за право владения усадьбой вступило государство и дальние родственники ушедшей в мир иной супруги брата Мармая Хамаевича — Алсагаевы, которые и вселились в дом.

— Появились интересы других лиц, дальних родственников умершей жены старшего брата — Алсагаевых, это родственники по 5—10 колену, но суд не признал их родственных отношений, — говорит юрист Виктор Елистратов.

Пенсионеру пришлось подать иск в суд с тем, чтобы законная собственность его семьи была возвращена ему. Но доказать очевидный факт, что единственным наследником может быть только он, прямой родственник — оказалось невозможно.

— 30 августа 1996 г. Хоринский районный суд отказал в наследстве Жамьянову, признавая его деверем жены брата, умершей позже, но без признания родственных и семейных отношений, — говорит юрист Виктор Елистратов. — А наследником было объявлено государство! После чего усадьба была передана администрации Хоринского района, которая распорядилась усадьбой по собственному разумению. Здесь очевидно, что принципы справедливости и законности не только нарушены, но и отрицаются вообще!

По словам юриста, признавая Жамьянова деверем, то есть братом жены, одновременно суд должен был признать и их родственные отношения. Их невозможно отрицать. Но суд не установил этих родственных отношений.

Сколько всего было судебных заседаний по этому делу — Мармай Хамаевич уже сбился со счета. За это время у него накопилось 4 пухлых папки с документами, весом в несколько килограммов. Но пенсионер так и не добился справедливости. Верховный суд Бурятии, России, отказали ему во всех исках. Обращения к руководству республики, к президенту России также ничего не дали. Как вернуть свое имущество, Мармай Жамьянов теперь не знает:

— За 12 лет борьбы за свои права во всех инстанциях не могу добиться правды, ни от Верховных судов Бурятии и России, ни от Конституционных судов Бурятии и России, несмотря на десятки неопровержимых доказательств нарушений судами Бурятии гражданских, семейных прав и Конституции России, ни в одном случае я не пропустил сроки подачи жалоб.

У Мармая Жамьянова есть на руках все необходимые документы: бумаги, свидетельствующие о том, что дом принадлежал его родному брату, документы, доказывающие их родство, и многое другое, однако никакой суд не признает очевидного — его права на наследство. Этот случай взволновал даже совершенно посторонних людей — односельчан Мармая Хамаевича, ведь на глазах у всех семейная усадьба была буквально захвачена и отобрана у пенсионера.

— Никогда за историю человечества, ни в одном государстве при живом родственнике государство наследником не признавалось! - заявляет адвокат Виктор Елистратов. — Это вообще нонсенс, который не входит ни в какие рамки закона!

^