25.06.2008
Уже трижды УБОП по РБ раскрывало действия преступных групп, которые орудовали в Кяхте, занимаясь разбоем и вымогательством в расположенных в этом городе воинских частях. По мнению сотрудников УБОП, причина такого циничного отношения — лояльность суда, который снова и снова выносил вымогателям условные меры наказания; а также попустительство командования воинской части.

Началось все еще в 2002 году, когда в УБОП поступила оперативная информация, что в Кяхте действует преступная группа, сформированная выходцами из Северо-Кавказского региона, преимущественно дагестанцами. Группа занималась вымогательством, совершала разбойные нападения и другие тяжкие преступления. Среди участников данной группы — солдаты и прапорщики, как уже уволенные из рядов РА, так и проходящие службу в войсковых частях Кяхты. Вымогатели заставляли молодых офицеров и солдат срочной службы платить им дань. Тогда, после кропотливой работы, сотрудникам УБОП удалось задержать лидера данной преступной группы — уроженца республики Дагестан, 1980 года рождения.

— В 2002 году, когда в данной части орудовала "первая волна" вымогателей, ими были дагестанцы, которые приехали к нам по призыву, отслужили срочную службу и остались здесь же жить, — говорит заместитель начальника УБОП по РБ Алексей Чирков. — Как известно, у выходцев из Дагестана очень сильно развиты землячества. Часть земляков продолжали служить в Кяхтинской военной части, другие осели здесь же, в Кяхте, "на гражданке". На работу никто из них не устраивался. На отобранные у военнослужащих деньги они и жили.

Однако накопленный внушительный объем оперативной информации остался не реализованным ввиду того, что потерпевшие военнослужащие отказывались давать показания против преступников. Опасность такой ситуации была еще и в том, что преступная группировка, действуя путем шантажа, вымогательства и угроз, могла в любое время спровоцировать военнослужащих на хищение войскового имущества, в том числе оружия и боеприпасов. Также вызывала обеспокоенность пассивная роль командования войсковых частей, которое, несомненно, не могло не быть в курсе происходящего, однако самоустранилось и придерживалось политики "не выносить сор из избы".

Масштаб проблемы был таков, что данная ситуация была вынесена на обсуждение республиканской антитеррористической комиссии 4 мая 2002 года. Менее чем через месяц деятельность преступной группировки была ликвидирована. Два года в Кяхте было тихо. Но летом 2004 года здесь вновь появилась преступная группа из числа бывших и нынешних военнослужащих. Новые бандиты снова начали вымогать у солдат деньги.

В основном преступная группировка состояла из местных жителей, но в состав также входили действующие офицеры Российской армии. Сотрудниками УБОП совместно с ОВД по Кяхтинскому району все участники данной группировки были задержаны. В апреле 2005 года уголовное дело по 15-ти эпизодам их преступной деятельности было направлено в суд. Но преступники получили лишь условные сроки наказания.

Столь "гуманное" решение суда повлияло на то, что бывшие активные участники этой банды как ни в чем не бывало продолжили заниматься вымогательством и грабежом. В период с января по март 2007 года сотрудниками УБОП во взаимодействии с командованием Кяхтинского военного гарнизона выявлены 13 фактов вымогательства денежных средств у военнослужащих по контракту и один грабеж. Кроме того, у лидера группы обнаружены и изъяты обрез ружья и патроны к нему.

— Военнослужащих вымогатели запугивали, — поясняет Алексей Чирков. — Мол, не всю жизнь будете сидеть в казарме, мы можем подкараулить, избить и даже убить. Особо упрямых избивали и демонстрировали им обрез. Проблема еще и в том, что большая часть контрактников приехали в часть из других регионов и связываться с бандитами не хотели, предпочитая, что лучше будет рэкетирам заплатить, свой срок дослужить и уехать целым и невредимым на родину.

В декабре 2007 года уголовное дело с обвинительным заключением было направлено в суд. В апреле 2008 года лидер преступной группы Владимир С. был осужден на 8 лет лишения свободы, его брат Евгений С., который также участвовал в совершении преступлений, получил условный срок.

Но затишье снова было недолгим. Фактов вымогательства в отношении военнослужащих в Кяхте не наблюдалось лишь в течение года. Уже в начале июня 2008 года в УБОП поступила информация о том, что с военнослужащих-контрактников в Кяхте вновь стали вымогать денежные средства. Для проверки данной информации сотрудники УБОП выехали в служебную командировку в Кяхту. Были задержаны двое вымогателей, один из которых оказался военнослужащим по контракту. Было установлено, что задержанные являются участниками преступной группировки, недавно созданной тем самым Евгением С., которого в апреле приговорили к условному сроку лишения свободы.

На сегодняшний день в отношении участников данной группировки возбуждены 3 уголовных дела по ст. 163 УК РФ ("Вымогательство") и ст. 161 УК РФ ("Грабеж"). Проводятся дальнейшие оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия по выявлению аналогичных преступлений, совершенных ими.

Прекратится ли на этом в Кяхте волна грабежей и вымогательств по отношению к военнослужащим, в руководстве УБОП не уверены. Потому что условные виды наказания, которые выносятся преступникам, лишь порождают у них чувство безнаказанности.

— Самая адекватная мера наказания для таких преступников — это реальное лишение свободы, — уверен Алексей Чирков. — У людей, находящихся в изоляции от общества, есть время подумать. А то что получается? Приходит такой преступник в суд, судья приговаривает его к четырем годам условно, преступник разворачивается и уходит, не воспринимая это как наказание. Конечно, вымогатели осознают, что сядут за решетку, если их когда-то и где-то поймают, но ведь все они рассчитывают на то, что никогда не попадутся.

По словам Алексея Александровича, в республике подобных случаев "серийных" вымогательств — единицы. Происходящее в Кяхте — в разряде особых. Почему из года в год в одной и той же части снова и снова повторяются случаи вымогательства, шантажа и избиений военнослужащих — вопрос открытый.

— Бдительность и повышенное внимание к этому району и к этой части мы будем и дальше проявлять, — замечает Алексей Чирков. — А вдруг, мало того, что вымогают, преступники "войдут во вкус" и начнут убивать? Вообще, если представить, ситуация складывается незаурядная: на территорию воинской части заходят посторонние люди, избивают военнослужащих, забирают у них деньги. Не раз были случаи не только угроз, но и избиений. Но за все это время командование части, где были совершены преступления, по своей инициативе на нас не выходило ни разу.

^