02.07.2008
Уникальные обстоятельства, сложившиеся вокруг строительства физкультурно-спортивного комплекса (ФСК), толкают заинтересованных лиц на нетривиальные поступки. На прошлой неделе, после того, как факт разрыва концессионного соглашения окончательно закрепился в умах общественности, участвовавшие в проекте стороны дружно бросились объяснять представителям СМИ свои позиции.

Сенсационное выступление

Сначала от республиканской власти выступил Владислав Бумбошкин. Он сообщил, что республика все-таки обретет физкультурно-спортивный комплекс, пусть и в урезанном виде. Кроме того, он как умел, объяснил причины случившегося разлада. Из этого объяснения ситуация стала понятней не намного. В ответ из Москвы прилетел и рассказал свою версию истории помощник сенатора Виталия Малкина Александр Бондаренко. В заочном соперничестве заинтересованных сторон с явным преимуществом пока выигрывает "малкинская" сторона — на данный момент у нее самое убедительное объяснение произошедшего.

Примечательно, что представители как республиканской власти, так и сенатора, начинали объяснения со слов критики в адрес журналистов, "выдавших необъективную информацию". Видимо, чиновникам и бизнесменам не приходит в голову, что туман вокруг факта разрыва концессии, отсутствие своевременных официальных заявлений неизбежно приводит к разнообразным толкованиям и версиям в журналистской среде. Которой приходилось собирать информацию по крупицам, окольными путями.

И если первоначальное молчание республиканских структур еще объяснимо — местная власть выглядит в этой истории не очень-то презентабельно, то Виталию Малкину, судя по прошедшей пресс-конференции, скрывать особо нечего. Наоборот, ему следовало бы расставить все точки над i сразу. Остается только догадываться, почему он не поделился с населением своей позицией раньше.

Так или иначе, выступление Александра Бондаренко смело можно назвать сенсационным. За последние годы республиканских чиновников еще не критиковали столь публично и убедительно. Да еще на их же собственной территории.

Куда делись деньги

Для начала представителем сенатора были озвучены главные условия сотрудничества г-на Малкина с Бурятией: "Задача как сенатора — добиваться финансирования. Задача республики — осваивать эти деньги".

По версии из Москвы, два субъекта из трехстороннего Соглашения по строительству ФСК — федеральный центр и Виталий Малкин — выполняют все условия, заложенные в документе. В Бурятию по графику заведено уже полмиллиарда федеральных рублей из 1,7 млрд. планируемых. Виталий Малкин также выполнял свои обязательства — финансирование до известных событий также шло бесперебойно. Таким образом, все свои обещания по лоббированию интересов Бурятии в Москве и накачиванию проекта деньгами сенатор выполнял. Но это были единственные положительные новости из уст Александра Бондаренко. Далее он начал знакомить журналистов с суровой действительностью и печальной судьбой поступивших финансов непосредственно в Бурятии.

Для начала было объявлено, что "Республика Бурятия отказалась от участия в трехстороннем Соглашении и направила письмо, что она не может выделить ту сумму, которая ранее предполагалась".

То есть, за ФСК, который станет республиканской собственностью, республика платить не захотела, хотя первоначально планировалось, что будет. Пока другие стороны заводили в Бурятию средства, наше правительство решило, что миллиарда рублей в качестве своей лепты в строительство у нее нет, и она уходит из проекта ФСК. Между тем, как вспомнил Александр Бондаренко, сенатор, зная о небогатом бюджете республики, подстраховался и сам нашел "республиканский" миллиард двумя годами ранее.

Были достигнуты договоренности, и Народный Хурал в 2006 году поддержал инициативу Виталия Малкина, что все налоги, заплаченные сенатором в бюджет Бурятии, будут идти именно на строительство ФСК. Александр Бондаренко посоветовал журналистам обратиться в минэкономразвития республики, администрацию Улан-Удэ и узнать, какие суммы заплатил Виталий Малкин в виде налогов. "Они вас приятно удивят. Вопрос: как деньги распределяются?" — констатировал помощник.

Человек-авиазавод

Во-первых, Малкин зарегистрировался как постоянный житель Бурятии, что ежегодно приносит нашему бюджету 200—300 миллионов налога на доходы физических лиц. Наш сенатор очень богатый человек и доходы у него соответствующие — примерно как у всего авиазавода. Кроме того, в 2006 году в Бурятии с подачи Виталия Малкина была осуществлена сложная финансовая сделка, прибавившая в республиканский бюджет еще около 900 млн. рублей налога на прибыль.

Распределялись эти средства с фурором. Шальные "малкинские" деньги делили на сессиях Народного Хурала азартно, с криком и шумом, по разным отраслям. Видимо, тогда на обе ветви республиканской власти нашло затмение, и они дружно закладывали мину под проект ФСК. Потому что большей частью эти деньги ушли на другие нужды.

Затем Александр Бондаренко рассказал представителям СМИ о местном "освоении" и внешних инвестиций. По его мнению, "первые сто миллионов с лишним рублей, которые были выделены на проектно-сметную документацию, были потрачены "немножко неправильно".

По версии помощника сенатора, "должна быть проектно-сметная документация, без которой невозможно строить. На сегодняшний день существует только первая часть ПСД на вынос сетей и снос стадиона. Что и было сделано в сроки. Дали документацию — деньги моментально были освоены". Действительно, старого стадиона более нет в природе.

"Что касается остальной проектно-сметной документации, то могу констатировать факт — ее нет на сегодняшний день. Причину, если Владислав Матвеевич (Бумбошкин — прим. ред.) сочтет нужным, то он объяснит", — мрачно изрек Александр Бондаренко.

Сенатор не хлопает дверью

Помощник сенатора безжалостно продолжал: "Виталий Малкин смотрит на ситуацию предельно просто. Он не отказывается от финансирования. Но, прежде чем продолжать инвестировать, надо разобраться, что произошло с предыдущими деньгами. Сегодня нашими структурами потрачено порядка 45 миллионов рублей на проектирование. Это не считая того, что ранее было заплачено 100 миллионов рублей на то же самое проектирование. Если детально хотите знать, то вопросы все-таки надо задавать не нам".

К слову, эти вопросы о ПСД несколькими днями ранее на пресс-конференции Владислава Бумбошкина были ему заданы. Чиновник ответил, что ПСД есть и полностью готова.

Но Александр Бондаренко это утверждение опровергает: "Концессия была разорвана после известия, что ПСД появится не ранее 1 квартала следующего года. Как вы понимаете, еще год "ковырять в носу", платить деньги за простой строителям, попадать под штрафные санкции мы физически не в состоянии".

Другие поводы расторгнуть концессию были, но они, видимо, уже не столь существенны. Например, "бодягой" Александр Бондаренко назвал долгую историю с поиском места под строительство комплекса. Случай, когда шли переговоры о месте в парке им. Орешкова, но мэрия Улан-Удэ сдала в долгосрочную аренду площадь третьим лицам, не поставив никого в известность, весьма показателен. Также не решен вопрос с межеванием земли на месте бывшего стадиона, а сами площади, предназначенные под застройку, оказались "обремененными" некими гаражами и станцией техобслуживания. В законности их нахождения там Александр Бондаренко усомнился. Но это уже детали...

Главное, что Виталий Малкин посредством своих помощников обвинил республиканскую власть в очень своеобразном "освоении" выделяемых денег. Сомнения и разочарование от работы наших чиновников оказались настолько сильными, что сенатор вышел из проекта. Вышел, но дверью не хлопнул. Как дал понять г-н Бондаренко, если появится нормальная ПСД и будут решены остальные проблемы, то Виталий Малкин вновь откроет финансирование. На месте сенатора было бы разумным потребовать еще и отставки всех чиновников, причастных к "освоению" его денег. И сенатору приятно, и нам польза — глядишь, кого порасторопнее найдут на замену.

P.S. В ходе подготовки материала нам стало известно, что прокуратура Бурятии начала проверку "освоения" 145 миллионов рублей, выделенных на проектно-сметную документацию для строительства ФСК. По одной из версий, существуют документы, подписанные республиканскими чиновниками, о полностью выполненных работах по ПСД. Эти документы послужили основанием для оплаты проектных работ. Однако сама документация, или значительная ее часть, по информации Александра Бондаренко, отсутствует.

^