05.05.2004
— Я на комбинате проработал не одно десятилетие, — вспоминает один из ветеранов ЛПК Анатолий Алексеевич Винников. — Хорошее время было.
Мы сидим на скамеечке у его дома в Онохое, и Анатолий Алексеевич вспоминает лучшие годы своего поселка. Мимо по трассе проносятся машины. Вот так и предприятие унеслось ветром перемен и уже не вернется. Всего 15 лет назад в цехе ДСП, где работал Винников, было много приезжих с запада. Заработки были хорошие. Да и в целом была стабильность, уверенность в завтрашнем дне. Лесопиление работало круглыми сутками. Останавливались только на дватри дня в месяц на профилактический ремонт. Работали даже в праздники, кроме Нового года, конечно. 31 декабря останавливались в восемь вечера. А 2 января снова начинали работу. Рабочих рук не хватало. Тогда помогали военные, направляли солдат. За вредность обязательно давали молоко и надбавку к зарплате. Можно было съездить на курорт. Анатолий Алексеевич тоже ездил отдыхать — и на Дальний Восток, и на кавказские курорты.
— Я с Онохоем связан давно. Приехал сюда аж 1971 году на пуско-наладочные работы, когда только открывался цех ДСП, делали обкатку, запускали производство, — говорит наш собеседник.
Сам Винников родился в Ростовском крае. В Бурятию приехал от балабановского пуско-монтажного управления, что располагалось недалеко от ядерного центра г. Обнинска, Калужской области. Прибыв в Онохой, он тут и осел, т.к. специалиста пригласили на работу в лесокомбинат.
— Работать я начал замом главного механика по производству ДСП, потом стал главным механиком. И пока Онохойский ЛПК жил, так и работал там, до 1996 года. Застал и расцвет, и упадок комбината. А ведь это было крупнейшее предприятие, флагман бурятской деревообработки — в отдельные дни отгружали до 50 вагонов разной продукции.
Как вспоминает Анатолий Винников, работать было интересно. Цех постоянно развивался, реконструировался. Сначала там выпускали 25 тыс. кубометров плиты, но затем мощность довели до 35 тыс., потом до 50 тыс. Мощность должна была дойти до ста тысяч, но в планы вмешались реформы.
— В СССР наше предприятие было единственным, работавшим на сибирской лиственнице, — говорит Анатолий Винников, — В нашу прочную плиту гвоздь было не вбить. И еще — никто не верил, что мы сможем делать из лиственницы 10-миллиметровую ДСП (обычная толщина 19,2 мм). А мы научились делать!
С началом приватизации Анатолий Винников тоже стал акционером:
— Как таковых акций у меня не было. Давали выписку, что я (,%n несколько акций. Что с ними сейчас, даже не знаю. Предприятие рушилось на глазах. Производство стало глохнуть, начались задержки зарплаты. А потом работники ЛПК стали увольняться. Кто-то нашел работу в Улан-Удэ, кто-то стал безработным. Сейчас в Онохое из приезжих остался только я.
Что касается будущего, то, как посетовал наш собеседник, если государство передало Онохойский ЛПК частникам, ничего не вернется.
^