09.07.2008
В нашу редакцию позвонили жители села Бичура, которые сообщили о том, что в Бичурской центральной районной больнице закрылось отделение реанимации. Как огромный район, состоящий из 38 населенных пунктов, с общим населением более 26 тысяч человек, будет обходиться без экстренной круглосуточной реанимационной помощи — бичуряне понять не могут.

Как сообщили в пресс-службе министерства здравоохранения, реанимацию в МУЗ "Бичурская ЦРБ" закрыли лишь временно, пока нет тяжелобольных. Как только тяжелобольные появятся, реанимация будет работать в полную силу. При этом в пресс-службе подчеркнули, что согласно 131-му федеральному закону о муниципальном образовании, руководство больниц вправе самостоятельно решать, как им удобнее работать.

— Учитывая, что сейчас вводится одноканальное финансирование, с учетом экономии, они поступили так: раз нет больных, то содержать реанимацию пока не стоит, как только больные появятся — реанимация откроется. Так что ничего страшного в этом нет, — заявила газете "Номер один" руководитель пресс-службы министерства здравоохранения Анастасия Манхеева.

На такое объяснение врачи только разводят руками. Ведь ситуация с больными непредсказуема:

— Сегодня нет ни одного больного, а завтра их сразу пять-десять, — говорит один из врачей ЦРБ. — А через два дня может случиться какая-нибудь авария, и снова больные есть. И что, надо будет каждый раз реанимацию закрывать и снова открывать?

Главный врач Бичурской ЦРБ Любовь Аникеева утверждает, что реанимация вовсе и не закрывалась, а просто была "перепрофилирована" в палату интенсивной терапии. При этом количество коек, круглосуточное дежурство — все осталось на том же уровне. По словам Любови Александровны, данные меры никоим образом не связаны с введением пресловутого одноканального финансирования медицинских учреждений или недостатком средств.

Несмотря на спокойствие как руководства больницы, так и минздрава, врачи и медицинские сестры Бичурской ЦРБ намерены в ближайшее время обратиться за помощью в республиканский профсоюз медработников. По общему мнению, нарушены не только их права. От нововведений пострадает качество лечебного процесса. Давая интервью корреспонденту, медики просили не называть в газете имен, из-за того, что положение каждого из работников больницы и без того чересчур шаткое.

— У нас сейчас говорить что-то против руководства больницы — себе дороже, чревато последствиями, а ведь каждому надо как-то дальше кормить семью, — сказала корреспонденту одна из работниц хирургического отделения больницы.

По словам персонала, экономисты и руководство объяснили создавшуюся ситуацию тем, что раньше на содержание койки реанимации выделяли больше средств — около трех тысяч рублей. А сегодня реанимационная койка уравнена по стоимости с обычной хирургической — на нее выделяется 900 рублей.

Но в реанимации лежат самые тяжелые больные, им нужно много лекарств, использование аппаратуры и т.д. После перехода на одноканальное финансирование ОМС больница условно находится на самообеспечении. И эти 900 рублей вкладываются в лекарства. На зарплату медикам реанимационного отделения денег уже не остается.

— Кто сделал такую уравниловку, на каком уровне, нам ничего не говорят, — возмущаются медики, — но у нас в больнице решили, видимо, сэкономить, закрыв в больнице реанимацию.

Врачи Бичурской ЦРБ уверены, что пострадают от такой ситуации большей частью даже не сами медики, а население Бичурского района.

— Если все так и останется, как сейчас, то смертность в районе увеличится. Уже сейчас, хотя реанимация закрылась совсем недавно, у нас есть два летальных исхода. Одного из больных — женщину с инфарктом мы наверняка бы спасли, если бы она находилась под круглосуточным надзором специалистов в реанимации, — говорит другой сотрудник Бичурской ЦРБ.

По словам работников больницы, о том, что все осталось как прежде и изменилось лишь название реанимации, которая превратилась в палату интенсивной терапии, говорить не приходится. Изменилось многое.

— Койки-то остались, но реанимация теперь считается просто палатой хирургического отделения, где лежат более или менее тяжелые больные. Как таковой реанимации у нас нет, — объясняют врачи. — В экстренных случаях приходится вызывать из дома и других отделений специалистов, ранее работавших в отделении реанимации. А это упущенное время.

Что касается медицинского персонала реанимации, то его дальнейшая судьба еще не определена. Пока что некоторые работники были отправлены в отпуск, а другие временно заменяют медсестер из других отделений. Что будет через два месяца, когда заменять будет некого — все медработники выйдут из отпуска, неизвестно. Среди медперсонала больницы ходят слухи о сокращениях.

— Мы все отработали по 20 с лишним лет, получается, что теперь мы временно работающие: где аврал, туда и будут нас кидать, — с обидой замечают медики.

Не меньше озабочены сложившейся ситуацией и жители Бичурского района, которые никак не могут понять, как это можно — закрыть реанимацию. Жительницу Бичуры Галину Алексеевну новость о закрытии реанимации затронула больше остальных. Уже несколько раз реаниматологи Бичурской ЦРБ спасали ее мать, буквально вытаскивая с того света. Кто поможет ее матери теперь, в случае очередного неожиданного сердечного приступа, она не знает:

— У нас столько случаев было, когда помощь можно было получить только в реанимации! Потому что в больнице бесплатно только давление измеряют и дают градусник, больше ничего нет бесплатного, независимо от того, есть полис или нет. У нас много пенсионеров в районе, беременных женщин.

Любому из нас может срочно понадобиться реанимационная помощь... Как нам выживать?

^