16.07.2008
Вообще, это странная киностудия. Продюсер в ней до сего момента никогда не был продюсером. Режиссер — никогда не снимал фильмов. Актеры — никогда не стояли перед камерой. Эти факты они подчеркивают "красной чертой". И у них есть на то причина: ведь у коллектива студии "Юмикс", хоть и нет опыта, зато есть крупный бизнес-проект, пара внушительных инвесторов, несколько поменьше и огромное желание прыгнуть выше головы и снять кино, которое по качеству не уступало бы столичному. Что это за фильм и возможно ли прыгнуть выше головы, выяснял корреспондент "Номер один".

Мы собираемся снимать шоу

Константин Мазуренко — режиссер фильма, год как выпускник отделения режиссуры и эстрады ВСГАКИ, человек, который любит устраивать шоу. Причем, везде и всегда.

Константин Мазуренко: "Массовое кино, которое мы собираемся снимать, становится таковым, потому что это шоу. Самые популярные жанры — это боевик и экшн. Мы собираемся снимать экшн. Фильм будет в духе культового кинопроекта "Карты, деньги, два ствола" — хороший пример того, что европейское кино берет зрителя подставой. Но в нем будет присутствовать и восточная тематика. Мы пытаемся совместить Азию и Европу. На основе этого сделать что-то свое. Азия — это всегда философия. А Европа — это неожиданные повороты событий, напряжение, динамика. Мы берем азиатскую философию и европейскую легкость подачи. Смешиваем и в темпоритме Голливуда все это подаем. Фильм выйдет в прокат в конце октября.

Главные герои — два друга, Макс и Дима. Макс относится к другу скорее как к младшему брату: всегда за него заступается, выручает из всех передряг. У Макса есть подруга. У Димы из-за брата большие проблемы, потому что тот должен бандитам крупную сумму. Макс с Димой решили сделать что-то плохое, чтобы получить ее. Что — пока не могу сказать".

"Мы будем снимать эмоции"

А еще Костя любит улыбаться. Тепло и немного неестественно. Константин Мазуренко: "Фильм отражает то, что встречается в жизни. Злободневность и мифология — гремучая смесь. Там будут такие взаимоотношения, как любовь, дружба, ненависть, месть. Весь фильм основан на мести. Это азиатская тематика. Все в движении. Мы будем снимать эмоции. Для того чтобы сделать эмоции, нужны фактурные актеры. Вот почему мы берем не театральных актеров профессионалов, а простых молодых людей, неподготовленных. И сейчас мы занимаемся их обучением. Ведь для того чтобы поставить камеры и начать снимать, нужно, как минимум, четыре месяца тренировок. Без обучения не может быть профессионального кинематографа.

Нужно этих молодых людей накачать знаниями и умениями актерского мастерства. Сниматься в кино сложнее, чем играть в театре. В театре от сцены 20 метров. Играют руки, ноги, все тело. Можно отвернуться, если сфальшивил. А в кино на актера смотрит огромный глаз, и видно все. Вся фальшь и непрофессионализм видны как под микроскопом. Кстати, сейчас мы объявляем кинопробы. Девушки и юноши в возрасте от 16 до 25 могут попробовать стать киногероями. Телефон: 64-37-34.

У нас столько раз было желание сделать так, как сделали в "Улан-Удэнской истории": набрать профессионалов из театра и снимать все спокойно. Но типажей в театре не наберешь. В театре ведь интеллигенция, которая фэйсом (с англ. — "лицо") не способна передать человеческого быта. Картинку реальную с ними не сделаешь".

"Нужно сделать маленькую революцию"

Иногда в интервью включается Алексей Петров. В прошлом директор фирмы по организации праздничных мероприятий. Ныне — продюсер киностудии "Юмикс".

Алексей Петров: "Мы берем за основу школу американского кинематографа, американский подход к кинопроизводству. И добавляем в эту основу свои местные элементы. Существует такое понятие как "типологические сценарные ходы". Для каждого сценария есть своя цифра. Она конкретна. И каждый сценарист работает по какой-то из этих цифр, сценарных ходов".

Константин Мазуренко: "И нужно в эти сценарные ходы запихать что-то свое. Нужно сделать маленькую революцию в искусстве.

Революция первая: у нас непрофессиональные актеры. Трудно найти в человеке харизму, сделать так, чтобы он раскрылся, обнажился в духовном смысле слова. Не каждый сможет это сделать. Поэтому мы постоянно проводим кастинги. Из 10 человек выбираем одного. Как? Мы смотрим на стремление человека к работе. Смотрим, может ли человек "вырваться". Например, если я скажу, ты должна сейчас закричать, должна стать сучкой, извиняюсь, конечно. И если девушка импульсивно это подаст, значит, она в проекте.

Революция вторая: мы превращаем весь город в съемочную площадку. Мы хотим Улан-Удэ сделать Голливудом. В Голливуде любое здание может превратиться в то, что хочешь ты. Например, захотел я, чтобы какое-нибудь здание было банком, и оно будет банком".

"Чтобы калмыки не смогли покуситься на буддизм"

Судя по тому, как часто Костя произносит слово "банк", можно сделать вывод, что "они сделают что-то плохое, чтобы достать деньги" — это все-таки ограбить банк. Типологический сценарный ход.

Алексей Петров: "Мы задеваем наш глубокоуважаемый буддизм. Мы популяризуем Бурятию как всероссийский буддийский центр. Наша задача — отвоевать у Калмыкии этот имидж, чтобы калмыки не смогли покуситься на буддизм. Мы это показываем через сквозные сцены. Но весь фильм — это не рассказ о буддизме. Просто заключительная сцена будет в Иволгинском дацане".

Наверное, "бурятские коммерсанты", которые вложили свои деньги в кинопроект, и задали именно такую тему — "позиционировать Бурятию как буддийский центр".

Константин Мазуренко: "Сцены снимаются ночью. Только одна сцена снимается днем. Продолжение идет ночью. Все действие происходит в ночном клубе и на улице, в центре города. Красивые машины, байки, драки — будут красивые кадры".

^