05.05.2004
"Забайкаллес", Дом радио, здание Министерства внутренних дел, жилой дом с бывшим магазином "Янтарь" на проспекте Победы, Городская АТС по ул. Ленина — эти архитектурные шедевры Улан-Удэ построены в стиле "сталинский ампир" и являются одними из самых красивых зданий города. Практически все сувенирные открытки, посвященные видам столицы Бурятии, как старой, советской серии, так и совсем свежие, изображают именно эти здания — визитные карточки Улан-Удэ. Проектировщиком этого "лица города" был архитектор Людвиг Минерт, судьба которого была трагична настолько, насколько жестоко относились в сороковые-пятидесятые к советским немцам.
Немец по национальности, архитектор Людвиг Карлович Минерт родился далеко от Бурятии, под Киевом, в маленьком городке Белая Церковь. Немцы жили там еще с екатерининских времен, и кроме этого народа немалую часть населения этого города составляли сербы и венгры. Когда началась Отечественная война, русских немцев Белой Церкви либо в массовом порядке расстреливали, либо, в лучшем случае, отправляли в концлагеря. До сорок седьмого года будущий архитектор Людвиг Минерт был в застенках, и о том, что это были за годы, он в последствии мало рассказывал.
— Людвиг Карлович если и вспоминал что-то, — рассказывает супруга архитектора, Тамара Аполлинарьевна, то всегда это было с оттенком большой печали, сами представьте — Воркута, холод, и люди, достаточно образованные, работают вместо рабов на строительстве железной дороги, это после их труда открылась ветка "Воркута — Котлас" и уголь пошел на юг.
В сорок седьмом году руководство страны позволило молодому Минерту поступить в Новосибирский инженерно-строительный институт, он закончил его и получил диплом архитектора в пятидесятом году. Но выбрать место работы по собственному желанию тридцатилетний архитектор тогда не смог. НКВД тщательно следило за всеми, кто прошел через лагерь и не давало никакой свободы передвижения по стране. Людвигу Минерту разрешили работать лишь в Бурятии.
— Подальше от людных мест, — грустно улыбаясь, говорит Тамара Аполлинарьевна, можно сказать в ссылку отправили.
Здесь Людвиг Минерт встретился со своей будущей женой. Здесь молодой архитектор почти сразу стал главным архитектором "Бурят-монголпроекта". Хотя у него даже не было паспорта. Этот документ не давали тем, кто вышел из "врагов народа". А официально пожениться со своей супругой он смог лишь в пятьдесят третьем, только после смерти Сталина немцу выдали паспорт.
Меньше пяти лет немец-архитектор прожил в Улан-Удэ. Уже в пятьдесят пятом вся его семья получила разрешение переехать в Новосибирск, там Людвиг Минерт преподавал на кафедре рисунка, живописи и скульптуры архитектурного института и в последствии стал руководителем этой кафедры и получил звание профессора.
Практически коротая время между учебой в институте и дальнейшим так называемым распределением, архитектор спроектировал все самые красивые здания Улан-Удэ.
— Когда Людвиг Карлович работал, — вспоминает Тамара Аполлинарьевна, - он полностью отдавался работе, и я думаю, даже не совсем осознавал, насколько глобальное дело он делает.
В начале девяностых, в смутное время перестроек и социальных реформ семью уже тогда новосибирского архитектора германские власти пригласили жить в свою страну.
— Там такую пенсию назначили, так хорошо отнеслись к нам, что мы не смогли отказаться, — рассказывает супруга архитектора.
В последние годы жизни Людвиг Карлович жил в Берлине вместе со своим сыном, тоже архитектором. Тамара Минерт не смогла привыкнуть ни к климату, ни к укладу той жизни и просто навещала своего мужа за границей.
Прошедшим летом архитектора Людвига Минерта не стало, он умер на восемьдесят четвертом году жизни, Тамара Аполлинарьевна так и осталась жить в Улан-Удэ. Сейчас она занимается архивом великого архитектора, перебирает рукописи написанных им книг "Архитектура Улан-Удэ" и "Памятники архитектуры Бурятии", перечитывает письма и раскладывает его графические работы и фотографии — изображения зданий со всей республики. Что-то Тамара Минерт уже передала в архитектурные мастерские города, что-то собирается отдать в Городской архив.
— Но это все исключительно для того, чтобы будущие специалисты могли учиться, а память о работе Людвига Карловича, — говорит вдова архитектора, — она на долгие годы останется.
Феномен таланта архитектора-немца заставляет задуматься — работа, на которую другие проектировшики-архитекторы тратят порой до нескольких десятилетий, заняла у Людвига Минерта в десятки раз меньше, он, измученный допросами и ссылками, постоянным недоверием и слежкой сумел сделать то, подобного чему в столице Бурятии не построено по сей день. До Минерта Улан-Удэ и городом-то назвать было нельзя.
^