23.07.2008
Чиновники безусловно тоже люди. У них есть естественное желание, чтобы о деятельности, которой они в меру способностей занимаются, республиканские СМИ информировали население по возможности положительно. Критика, по разумению большинства облаченных полномочиями граждан, должна быть "конструктивной". Что такое "конструктивная критика", никто толком ответить не может.
Зачастую при малейшем несогласии с позицией журналиста его публикация объявляется "желтой прессой", а сам он "писакой" и исполнителем "заказа". За последнюю пару недель одного журналиста "Номер один" в связи с этим известили о желании лишить аккредитации и права посещать официальные мероприятия одной из ветвей власти. Второму на просьбу прокомментировать вопрос, открыто обсуждаемый в правительстве, ответили еще более эмоционально: "А вам какое дело?!".

И сразу оптом — всей редакции, пользуясь телефонным правом, один из руководителей республиканского ведомства посоветовал находиться "в русле" политики, осуществляемой президентом Бурятии. Дескать, "с кем вы, мастера культуры?". Вообще, Вячеслав Наговицын, по версии некоторых чиновников, уже в ближайшее время всерьез "разберется" с нашей газетой. Интересно, знает ли о своих подобных планах сам президент?

Впрочем, все эти нелепые волнительные попытки энтузиастов на местном уровне "образумить" СМИ, к ограничению свободы слова не имеют отношения. Пресса в Бурятии достаточно свободна, с некоторыми, правда, оговорками, но в других регионах ситуация на порядок хуже. Просто нам везет на президентов в этом смысле. Леонид Потапов к местным СМИ относился без предвзятости (некоторые, правда, полагают, что он их просто не читал вовсе). И Вячеслав Наговицын за год работы не дал повода для упрека в неcовременном отношении к журналистам. Все в высшей степени корректно.

Поэтому речь следует вести о рядовых случаях невменяемости, недостатке воспитания и банальном непрофессионализме части чиновников, независимо от ветвей и вертикали власти. Потому как непреодолимое убеждение одних бюрократов, что президент может и должен "разбираться" с газетой и отдельными журналистами, вызывает беспокойство за их душевное здоровье. А стойкое публичное убеждение других чиновников в том, что конкретного министра и все ведомство его поименно "заказали", а газета его "мочит", указывает на значительное незнание предмета обсуждения. Это невразумительная переоценка влияния СМИ на текущие процессы в правительстве Бурятии.

Адекватней надо быть. Причем, как в общении с журналистами, так и в работе. Тогда у журналистов будет меньше причин для язвительной иронии на страницах газет и в телеэфирах.

Выстроенная в головах особливо неравнодушных чиновников модель: "пресса — это материал, обслуживающий касту небожителей на площади Советов", имеет право на существование. Но только в их воображении. Поэтому их неуклюжие детские попытки "построить", приструнить, напугать президентом или еще кем малоэффективны, ибо воспринимаются иногда с юмором, но чаще — с недоумением.

^