30.07.2008
На прошлой неделе, благодаря погружениям в Байкал знаменитых "Миров", озеро на короткое время вновь стало объектом пристального внимания со стороны российских политиков и чиновников. Про ценность и уникальность природного чуда было сказано традиционно много, но федеральные чиновники в который раз публично выдают противоположные точки зрения на вопросы хозяйствования вблизи водоема.

Пока различные ведомства в Москве спорят по экологическим поводам, Бурятия и инвесторы остаются откровенно крайними при попытках развивать экономику в регионе.

Практически в один день глава Росприроднадзора России Владимир Кириллов заявил, что "люди, живущие у Байкала, должны иметь право на ведение хозяйственной деятельности", но в ответ другой чиновник — руководитель Департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Ринат Гизатулин — опроверг позицию коллеги. По его мнению, "озеро Байкал как охранялось жестко в соответствии со всеми международными стандартами, так и будет охраняться, и никаких новых предприятий на берегу озера в центральной экологической зоне не появится. Местное население может быть занято на объектах туристской и рекреационной инфраструктуры".

Чиновники спорят между собой не зря, ибо юридическое недоразумение вокруг прибайкальских территорий было создано в кабинетах федеральной власти. Если отбросить всю риторику и эмоции, то речь идет о возможности хоть как-то использовать в хозяйственных целях 8,8 млн. гектаров байкальской территории. Ведь сегодня на этой площади запрещено строительство практически всех сооружений, даже дорог, запрещены все основные виды хозяйственной деятельности. Причем запрет появился после того, как несколько лет назад инвесторам и правительству Бурятии настоятельно рекомендовали промышленно развивать ровно те же территории.

Особенно ярко суть проблемы выражена на примере Холоднинского месторождения. Хронологически все до предела просто. В сентябре 2001 года принято постановление правительства РФ 643 "Перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории". Согласно постановлению, в ряду других видов деятельности в ЦЭЗ оказалась запрещенной добыча металлических руд. При этом границы ЦЭЗ не были определены, то есть, на какую территорию распространяется запрет, неясно.

В марте 2005 года в результате аукциона, объявленного Минприроды России и правительством Республики Бурятия, дочерняя компания ИФК "Метрополь" стала владельцем лицензии на разработку Холодненского месторождения. В соответствии с п. 2.2. Лицензионного соглашения, "лицензионный участок находится за пределами особо охраняемых природных территорий".

Но в ноябре 2006 года распоряжением правительства РФ N1641-р утверждаются границы Байкальской природной территории и ее экологических зон. Холоднинское месторождение полиметаллических руд оказалось в границах центральной экологической зоны (ЦЭЗ).

В общем, в результате достаточно бестолковых действий федеральных властей правительство Бурятии и инвестор оказались заложниками ситуации. Там нельзя строить дороги, проводить ЛЭП, возводить банальные здания и сооружения. Правительству Бурятии фактически предложили "забыть" про огромную часть своей территории и оставить ее нетронутой. "Металлам Восточной Сибири" (дочке "Метрополя"), в свою очередь, сначала дали лицензию, а после начала работ и сделанных инвестиций в 120 миллионов рублей лишили возможности работать в соответствии с определенными в лицензии сроками.

Если бы под подобный юридический "замес" попала одинокая спичечная фабрика, то это было бы не столь резонансно. Но что такое Холоднинское месторождение? Не вдаваясь в геологические тонкости, это 31 процент запасов российского цинка и 80—100 млн. долларов налогов на добычу — недополучение ежегодно в бюджет для федеральной власти. Для Бурятии — социально-экономическое развитие Северо-Байкальского района и зоны БАМа и реальная попытка сделать из севера Байкала единый экономически развитый узел. Именно так и запланировано в республиканской программе СЭР до 2017 года. Вячеслав Наговицын не раз подчеркивал, что север республики для него является приоритетным. Для "Металлов Восточной Сибири" Холоднинское месторождение — стратегический объект в бизнес-плане. Отсюда и большое волнение — как бизнеса, так и чиновников всех уровней.

Из публичных выступлений противников разработки Холоднинского месторождения напрашивается нетривиальный вывод — типа, мы тут в Москве, в Минприроды, душой радеем за Байкал, а правительство Бурятии с "Металлами Восточной Сибири" пытается испортить великое озеро, и соответственно, не дадим. Такая безапелляционная трактовка заботы о Байкале могла бы быть логичной, если не знать некоторых подробностей о Холоднинском.

Месторождение было открыто в 1968 году. В 1972—1975 годах шла его предварительная разведка, а с 1975 года началась "детальная". С развалом СССР все работы на Холоднинском месторождении были остановлены. Рекультивация и ремедиация земель с тех пор не производились. В октябре 2007 года специалисты международной экологической консалтинговой компании ERM провели анализ содержания загрязняющих веществ на месторождении.

Из двух заброшенных штолен месторождения в летнее время года ручьями наружу выносятся тонны вредных примесей. Из штольни 1 ежемесячно на свет появляется 225 килограммов цинка и 13 килограммов марганца. При этом в техногенном ручье превышение предельно допустимых концентраций кадмия — в 20,7 раза, цинка — в 1738 раз. В штольне 2 похожая ситуация — ежемесячно подземными водами выносится полторы тонны цинка и 136 килограммов марганца. Превышение ПДК цинка в 424 раза, марганца в 49 раз. Ручьи, на протяжении десятилетий, "благополучно" через реку Холодная распространяют примеси по северу Байкала.

Предварительная оценка затрат на проведение рекультивации грунтов и поверхностных вод превышает 30 миллионов евро, по мнению ERM. Рекультивация на Холодненском месторождении обязательна на основании Конвенции ЮНЕСКО, организации, на которую любят ссылаться противники вообще какой-либо деятельности на Холоднинском.

Кто будет заниматься заброшенными штольнями? От Министерства природы России по этому поводу никаких заявлений не было, так же, впрочем, как и инициатив в выделении бюджетных средств. "Металлы Восточной Сибири", которые должны были заниматься на условиях лицензии, делать это не могут — их деятельность на сегодняшний день ограничена законодательно и жестко критикуется тем же Минприроды.

Хотя гендиректор "МВС" Олег Михайленко сообщил на прошлой неделе: "По непонятной для нас причине мы сегодня оказались в роли оправдывающихся, хотя всегда говорили, что готовы к ужесточению лицензионного соглашения по Холодненскому и готовы в ходе его разработки сделать полную очистку его штолен".

Правительство Бурятии не имеет средств на подобные экологические работы, но в результате имеет все шансы получить многолетнюю "головную боль", объяснения с международными экологами и федеральными чиновниками по этому поводу.

На сегодняшний день перспективы Холоднинского месторождения туманны. В конце мая 2008 года "Металлы Восточной Сибири" попытались сдать всю доработанную необходимую документацию проекта на повторную государственную экспертизу в ФГУ "Главгосэкспертиза", но получили отказ в приемке документации до выхода изменений к постановлению правительства РФ 643. Таким образом, инвестор и владелец лицензии оказывается в ситуации невозможности ее выполнения.

Наблюдатели отмечают, что в нынешнем виде положение вещей долго не продлится. Хотя бы по причине того же продолжающегося техногенного исторического загрязнения. Между Бурятией и Минприроды России конструктивного диалога пока не получается — существует даже недавно подписанный "протокол разногласий". Поэтому решение будет приниматься выше, в самом российском правительстве, где "протокол" и будет обсуждаться. Там будет решаться дилемма: может ли страна позволить себе "потерять" треть запасов цинка, а также поставить под угрозу экономическое будущее целого региона в зачет экологических требований?

Иначе говоря, в глубинную, практически философскую местную проблему "как нам сосуществовать рядом с Байкалом" вовлекаются все более весомые участники.

^