06.08.2008
Кто-то, глядя на бесконечные просторы бурятской степи, подумает о родине, кто-то о корме для скотины, а настоящий коммерсант увидит тысячи гектаров чистой прибыли. Мы говорим о совершенно легальных и пользующихся большим спросом на современном рынке биологически активных добавках.

Гигантский рынок

Рынок БАДов — один из самых быстрорастущих в России. В 2008 году, по оценкам экспертов, его объем превысит миллиард долларов, что сопоставимо с отечественным рынком ипотечного кредитования или с киноиндустрией. Сами же производители считают, что объем рынка как минимум в три раза больше.

Похоже на авантюру? Но коммерсанты из других российских регионов и государств уже делают на наших брендах миллионы. Они беззастенчиво говорят, что используют травы из Бурятии, воду из Байкала, рецепты бурятских лам и шаманов. Обыкновенно такие компании используют в лучшем случае один ингредиент, имеющий околобайкальское происхождение. Рецептура в таких компаниях тоже очень далека от оригинала. Но это не мешает им получать свою стабильную прибыль на призрачной связи с нашей республикой.

Пример успешного иностранного бизнеса, построенного на исконно бурятском бренде, — швейцарская фирма "Падма". В 70-х годах прошлого века швейцарец Карл Лутц познакомился в Польше с Владимиром Бадмаевым, потомком Петра Бадмаева, знаменитого врача императорской семьи Николая II и крестника Александра III.

Владимир передал Карлу Лутцу часть рецептов своего дяди, который был в итоге преобразован в БАД "Падма 28", одну из самых продаваемых добавок в мире. "Падма 28" позиционируется как рецепт тибетского снадобья, разработанного таинственным, почти мистическим бурятским врачом. Самое интересное, что Владимир Бадмаев не поладил со своим швейцарским партнером, отошел от бизнеса и не получает никаких дивидендов с отданных рецептов. Однако потомки Бадмаева все же пытаются получить свое наследство от знаменитого предка.

БАДы Бадмаева продаются по всему миру

В США живет внучатый племянник Петра Бадмаева Владимир, получиввший докторскую степень в медицине. Он разработал для известной американской компании "New Ways" серию БАДов, основанную на знаменитых рецептах бурятского лекаря.

— Меня мучил вопрос — кто, если не я, продолжит семейную традицию Бадмаевых? И я встал на этот путь. Теперь мы выпускаем по тибетским рецептам целую "линейку" природных лекарств. Порядка 35 препаратов, — говорит в своем интервью Владимир Бадмаев.

Препараты продаются не только в США, но и в Европе и Японии, где пользуются большим спросом. И хотя, по иронии судьбы, "бадмаевские" БАДы оказались прямыми конкурентами на мировом рынке, каждому из них достается свой жирный кусок от приверженцев тибетской медицины.

Можно подумать, что успех с бурятскими оздоровительными брендами сопутствует только иностранцам, но и в России многие компании делают деньги на Бурятии и Байкале. Так, например, новосибирская корпорация "Сибирское здоровье" выпускает целую серию лечебных бальзамов и фиточаев, основанную на "древних бурятских рецептах красоты и здоровья". Названия этих бальзамов и чаев пишутся на бурятском языке. В "Сибирском здоровье" уверяют, что используют в приготовлении этих продуктов травы, собранные на Ольхоне. Бальзамы и фиточаи уже несколько лет продаются во впечатляющих масштабах по всей России, в том числе и в Бурятии.

Впрочем, название "Байкал" не используют в своих продуктовых каталогах только самые ленивые российские производители БАДов. О том, что деньги "колосятся" под нашими ногами, мы иногда даже и не догадываемся. А если и догадываемся, не можем этим воспользоваться.

Средство от рака

Этой зимой немецкие ученые опубликовали почти сенсационное исследование, согласно которому вытяжка из растения "байкальский шлемник" может успешно бороться с раковыми клетками.

Эффект от действия активных веществ байкальского шлемника превосходит химиотерапию, поскольку они могут действовать избирательно только на раковые клетки. Сам байкальский шлемник, как это уже понятно из названия, растет в Бурятии. Сможет ли наша республика получить дивиденды, спасая мир? Об этом ничего не известно. Зато известно, что в Индии фермеры уже принялись за экспериментальное выращивание шлемника.

"Наша новая ферма будет специализироваться на выращивании байкальского шлемника, который может стать очень популярным из-за его недавно открытых свойств, — говорит директор канадской фермы Тарлок Сингх Сахота, — сейчас мы ставим задачей акклиматизировать растения. И аервые результаты выглядят очень обнадеживающими".

Если канадцам удастся в условиях Южной Азии вырастить растение, то они станут основными поставщиками этой травы для фирм, производящих средства против рака. Впрочем, нельзя сказать, чтобы в Бурятии уж совсем ничего не знали о коммерческой стоимости лечебной травы. Так, например, эмчи-ламы в дацанах изготавливают из местных трав лекарства, которые можно приобрести на приеме у лекаря, но эти масштабы далеки от промышленных. И все же успех может быть ошеломительным. Тема Тибета и восточных практик сейчас как никогда популярна в России. Серьезный бизнес на травах может быть чрезвычайно привлекателен именно для Бурятии. Крупных сборщиков дикоросов значительно легче контролировать, чем мелких и стихийных.

Само производство БАДов является идеальным с экологической точки зрения: натуральные компоненты, современное оборудование. Травяной бизнес, например, в отличие от лесного, при правильном подходе к делу обладает гораздо более быстрым ресурсом восполняемости. В бизнесе могут быть задействованы не только представители традиционной медицины, сельское население, но и научный потенциал Бурятии. Сотрудники БНЦ уже разработали несколько коммерческих оздоравливающих продуктов, но для внедрения в промышленное производство нужен заинтересованный инвестор. Одно время серьезно занимался лечебными средствами "Байкалфарм", но сегодня мы знаем эту компанию по несколько другой продукции.

Необходима государственная поддержка

Правда, есть в этой деятельности и определенные трудности. Например, лицензирование и клинические испытания новой рецептуры БАДов. Еще более серьезным препятствием могут оказаться крупные вложения в рекламу. Сегодня компании по производству БАДов отказываются от сетевого распространения в пользу аптечных витрин. Нагрузку по информированию берут на себя уже не консультанты-сетевики, а реклама в СМИ и специализированных медицинских изданиях. И здесь поддержку частникам могло бы оказать правительство Бурятии, поддерживая один из брендов республики — как крупнейшего центра тибетской медицины в России и экологически чистого региона.

О перспективах такого бизнеса говорит и Владимир Бадмаев. Он сожалеет, что травы, которые сейчас используются в производстве "бадмаевских" БАДов в "New Ways", поступают из Китая и Индии.

— Хотелось бы получать их из Забайкалья, как это делал когда-то наш выдающийся основоположник Петр Бадмаев. Качество лекарств тогда значительно возрастет, — говорит Владимир Бадмаев.

Впрочем, здесь, как и в лесном бизнесе, гораздо выгоднее самим производить конечный высокотехнологичный продукт, чем быть просто ресурсной базой. Но пока миллионы долларов в Бурятии растут и вянут.

^