06.08.2008
Два беспризорных медвежонка прибежали на старательский участок Багдаринской горно-геологической компании, да так там и остались. Вот уже два месяца они живут на участке Ильинка в Баунтовском районе. И геологи не могут никуда их пристроить.
Первый раз медвежат заметили в поле, когда машина с начальником артели проезжала мимо ключа Ерин, что в 5 км от их участка. Медвежата бегали по полю и резвились. Тогда молодой водитель хотел остановиться и выйти, но начальник запретил, сказав, что медведица может быть поблизости. А спустя два дня медвежата прибежали сами.

— Маленькие, голодные, жалко их стало. Накормили, думали — убегут потом, а им, видимо, понравилось, они и остались. Вот теперь расплачиваемся за свою жалость, — рассказывает главный геолог Артем.

Когда они впервые появились на участке, размером были всего 50 см в длину и 40 см ростом. Но за два месяца медвежата подросли и уже доставляют немало хлопот. Так как их никто не держит на цепи, они, как выразился геолог, "в свободном полете". Бегают по участку, грызут технику, переворошили все склады. В качестве дома им выделили маленькую избушку, но они там редко бывают. В последнее время иногда их даже приходится запирать.

Назвали медвежат Маша и Топик, им по 2—3 месяца. Сейчас даже никто не может и вспомнить, кто их так назвал. Каждый день повар специально варит им еду: гречку, перловку и манку. За раз вмиг улетает литровая кастрюля, а едят они по четыре раза на дню. Больше всего любят перловку. Повар "воюет" с ними каждый день. Утром, проснувшись, сразу бегут к нему за едой и начинают попрошайничать. Они уже знают, что в столовой их всегда ждет еда и, когда захотят покушать, прибегают. Потом начинают заниматься своими делами, от участка далеко не уходят, в основном все время находясь около людей. Как рассказывает повар, когда одного наказываешь за слишком рьяное "попрошайничество", другой ему сочувствует, начинает рычать и защищать.

Геологи полюбили Машу и Топика, они ведь очень хорошенькие, людей не боятся, совсем ручные. Сами подбегают и начинают ластиться, как собаки, просятся на руки. Лижут руки, прижимаются к ногам и трутся боками. Их спокойно можно погладить и приласкать. Маша более спокойная, любопытная, а Топик все повторяет за своей сестрой. Постоянно вместе. Геологи играют с ними, как с щенками, с медвежатами можно даже побегать наперегонки. Но сейчас медвежата уже становятся агрессивными. Правда, пока еще не с людьми, а друг с другом. Дерутся между собой звери часто. В драках лидера нет, иногда побеждает один, иногда другой. Купаются в ванной, так как открытого водоема боятся. Больше ничего не боятся, их пугает только включенный двигатель автомобиля.

Весь Баунтовский район знает о том, что на участке с геологами живут маленькие медвежата, и даже приезжают посмотреть на них. Но никто не хочет помочь пристроить их в надлежащее место, где был бы правильный уход за ними. Хотя, как говорят геологи, ухода они не требуют особого — вовремя покормить и все. И куда только ни обращались старатели, но медвежата никому не нужны.

В Этнографическом музее ответили, что принять медвежат они не могут, так как у них уже сейчас на содержании шестеро медведей. Вольеров свободных нет, с кормами проблемы. Директор музея Валерий Халзанов звонил в Читинский зоопарк, но и там отказались приютить мишек, сославшись на отсутствие свободных мест. Как говорит Валерий Дондокович, в цирк их тоже вряд ли возьмут, так как циркачи не занимаются с животными, родившимися на свободе. А выращивают своих, подневольных, так как знают характер матери и отца — так легче дрессировать потомство.

В Россельхознадзоре старший госинспектор Степан Заливин сказал, что медведи, пожившие полтора-два месяца у человека, уже не смогут жить как дикие животные. Они не способны добывать пищу самостоятельно. И если их вывезти далеко в лес, то они либо погибнут, либо вернутся к людям. Если нет возможности пристроить в зоопарк или в музей, то проблему можно решить и частным образом. По закону диких животных может содержать частное лицо. Только для этого надо получить разрешение на содержание в искусственно созданных условиях или неволе. Пройти несколько инстанций, получить все нужные документы. Но пока желающих открыть "частный зоопарк" нет.

Медвежатам не повезло и с политической обстановкой. Буквально на днях вышло распоряжение президента Вячеслава Наговицына о создании Республиканской службы по охране объектов животного мира. А поскольку организация только формируется и еще не вступила "в должность", то и отвечать за медвежат некому. Специалисты ведомства, на основе которого формируется новый государственный орган, отсылают за ответоми в минприроды, уполномоченное на время решать задачи создающейся службы. Там тоже вразумительного ответа не дают, говоря, что "вопрос не к нам". Так и остаются Маша и Топик никому не нужными.

Ситуации с оставшимися без матерей медвежатами возникают в Бурятии очень часто. Буквально этой весной пристраивали медвежат в Этнографический музей, еще одного кое-как отдали в Иркутск. Какая участь теперь ждет Машу и Топика, неизвестно, в любом случае понятно, что весьма незавидная. Отпустить в лес — погибнут либо от голода, либо от рук человека. Держать в неволе — тоже не лучшая доля для диких животных. Прожить всю жизнь рядом со старателями они не смогут, так как уже скоро станут совсем взрослыми и будут представлять угрозу для человека. Лучший вариант для них, наверное, — жить в естественных условиях, на воле, но в то же время, чтобы кто-нибудь за ними присматривал. Баргузинский национальный парк, как сказали специалисты Этнографического музея, животными не занимается, только флорой.

"Вот теперь не знаем, что с ними делать", — вздыхает главный геолог артели Артем.

^