20.08.2008
Разрекламированная программа переселения жителей Бурятии из ветхого жилья в приемлемое и достойное пока часто натыкается на гнев, обиду и непонимание самих переселенцев. Предлагаемое им жилье они считают худшим, чем то, в котором они маялись десятилетиями. Суды в Улан-Удэ по принудительному выселению уже не редкость, а республиканская власть ведет себя удивительно отстраненным образом.
Мутная история

Дом по улице Комсомольской, 6 по своей планировке напоминает общежитие. Здесь несколько десятков комнат и длинный коридор. Условия жизни давно не отвечают никаким нормам. С некоторых пор этот дом попал под программу ветхого жилья, и людей необходимо переселить. Вот только сами жители разваливающегося барака категорически не желают этого делать. Они считают, что городские власти поступают с ними несправедливо и недостойно.

Тамара Шепелина, жительница дома: "Это были заводские бараки ЛВРЗ. Когда жилье было ведомственное, завод расселял людей. Мы тоже встали в заводскую очередь на улучшение жилищных условий, поэтому в муниципальную очередь нас не ставили. Потом завод перестал заниматься жилищными вопросами. Расселение кончилось передо мной, я не успела получить новую квартиру, так и осталась первой в списке на улучшение".

Дом перешел на баланс мэрии в 1996 году. Тогда главой города был Александр Лубсанов, а директором ЛВРЗ — Александр Коренев. Город и ЛВРЗ подписали договор о передаче жилищного фонда завода в муниципальную собственность. Одним из пунктов договора было то, что "расселение восьми семей работников завода, проживающих в домах по ул. Комсомольской, 6, 8, произвести за счет завода до 2000 года". Иначе говоря, завод должен был сделать для муниципалитета работы на сумму переселения жителей из бараков.

— Райисполком Железнодорожного района должен был проследить за тем, чтобы завод выполнил обещание расселить нас. Но нас не расселили, — говорит Тамара Шепелина. — Завод выделял для города автотранспорт, бачки железные какие-то делали — этим рассчитались. Нам в 2002 году так сказали.

Произошла более чем мутная сделка...

Судя по всему, между властями Улан-Удэ и ЛВРЗ состоялся "взаимозачет": ЛВРЗ проделал для городских нужд какие-то работы, отработав таким образом определенную сумму денег. А городские власти, очевидно, обещали заводу расселить семьи заводчан из бараков на ул. Комсомольской. Чего не случилось.

— Нам сказали, что нас это не должно волновать. А я официально живу в этом бараке с 1985 года, — рассказывает Тамара Шепелина.

На заводе она отработала более 25 лет: восемь лет в чугунолитейном цехе, потом пятнадцать лет маляром, сменила несколько специальностей. Всю сознательную жизнь отдала ЛВРЗ и жила в бараке на Комсомольской, где подняла всех детей. Сейчас Тамара Шепелина уже пенсионерка.

Давным-давно дома были признаны проектно-сметным бюро минстроя Бурятии опасными для проживания. Капремонт был признан невозможным, так как его стоимость превысит стоимость нового дома. Поддерживающий ремонт также признан нецелесообразным.

"В муниципальную очередь нас никто не ставил, — отмечает Тамара Шепелина. — Мы ходили, но нам говорили: вы под снос идете, квартиры дадим вам и так".

Жильцы домов пытались приватизировать свою жилплощадь, но не смогли — в приватизации им было отказано.

Жилье с окнами... под потолком

Предъявить претензии о непереселении жильцов (по договору о передаче жилфонда ЛВРЗ городу) никто ни к кому не сможет — юристы говорят, что истек срок давности.

В 2003 году мэрия подавала иск о переселении граждан с ул. Комсомольской в бывший детсад на ул. Юннатов. Когда суд начал рассмотрение этого дела, мэрия... не явилась в суд. Люди уверены: мэрия узнала, что разрабатывается новый Жилищный кодекс, и решила дождаться его, чтобы дать гражданам меньше квартир.

Нынче чиновники начали еще одну атаку на жильцов бывших домов ЛВРЗ. Теперь им настойчиво, в безапелляционной форме, предлагают переселиться на станцию Дивизионная. Некоторых действительно удалось переместить на самую окраину города. Но не всех.

Людей переселяют в бывшее офицерское общежитие. Тамаре Шепелиной предлагают третий этаж, который был надстроен над существовавшими двумя старыми этажами строения. "Вот в этой мансарде нам и дают жилье", — рассказывает пенсионерка.

Те, кто уехал в предложенные мэрией квартиры, уже жалеют об этом. Тамара Шепелина ездила смотреть тот дом. "Раньше он никогда не был благоустроенным. Туда подвели холодную воду, поставили в квартирах водонагревательные колонки — электрические, маленькие. С этой колонки невозможно душ принять. Унитазы также малогабаритные. Батареи от электричества — внизу стоит небольшой котел и движок, который будет гонять воду по радиаторам. Окна в квартире находятся на уровне головы... Под потолком. Мне зачем такие окна, куда я должна запрыгивать? Надо вставать на стол, стульчик поставить и потом открыть вот это окошечко.

Я спросила у тех, кто переехал, сколько света "нагорело" за те два месяца, что они там живут? 1400 рублей за два месяца. И это летом! А если включат отопление? Лестничные марши тоже отапливаются электричеством. Оплата, наверное, будет переложена на жильцов", — говорит наша собеседница. Электричество дорожает, поэтому квартплата здесь будет очень высока.

С остальными благами цивилизации тоже не все пристойно. Выгребная яма поблизости от дома закрыта крышкой. Сюда стекают сточные воды из канализации дома.

Надстроенная мансарда вызвала негодование людей. Пока им не дадут нормальное жилье, жильцы хотят остаться в своих домах на ул. Комсомольской. Тем более что в Бурятии в декабре прошлого года принят закон о переселении граждан из ветхого жилья и ликвидации аварийного жилфонда. Жители писали жалобу на имя президента Бурятии. Получили ответ от зампреда правительства Александра Чепика. Он сообщил, что их жалоба на городские власти передана городским властям. Люди возмущены ответом чиновника.

"Это абсурд", — говорят они.

В зале суда кипели страсти

В общем, по традиции, администрация Улан-Удэ решила выселить жильцов из дома по Комсомольской через суд. В Железнодорожном суде на прошлой неделе городские юристы соблазняли людей в зале суда "дивизионковским" домом: "Согласно техническому паспорту, данный дом является благоустроенным, там существует и отопление, и водоснабжение — холодная, горячая вода и водоотведение".

"Качество жилья нас вообще не устраивает. Там все ломается. Титаны текут, краны ломаются, линолеум поднимается. Там вообще стены тонкие. И "квадратов" не хватает. И район меня не устраивает", — завила одна из ответчиц, жительница дома, на которую мэрия тоже подала в суд.

"Нам место в мансарде с сыном вместе предлагают. А у него своя семья. Он работает на ЛВРЗ. У него еще пополнение в семье ожидается. А там гипсокартонные стены. Изоляции нет никакой. В зимнее время морозы будут, разве титан обеспечит теплом? Здесь же меня пока все устраивает", — сказал еще один жилец, Михаил Морозов.

Проблема перемещений родственных жителей Улан-Удэ из нескольких квартир, хоть и ветхих, в одно жилое помещение, видимо, будет долгой и острой проблемой мэрии Улан-Удэ. Люди не могут понять новые параметры Жилищного кодекса.

Дома по улице Комсомольской планировались под снос с 1986 года. За это время семьи разрастались, образовывались новые. С разрешения ЛВРЗ люди переезжали в соседние освобождавшиеся комнаты, платили за них, прописывались там. Сейчас все идет к тому, что этот факт городскими властями учитываться не будет. К примеру, в одну квартиру на Дивизионке могут "затолкать" четыре разных семьи, хотя последние десятилетия они проживали раздельно.

"На данный момент у нас есть комната для мальчиков, для девочек. Есть где родителям спать. А потом ничего не будет. Мы должны будем в одной комнате находиться — семь человек", — возмутилась в суде жительница Ольга Загузина.

Еще одна проблема при переселении из поселка ЛВРЗ — транспортная. Ответчики, которые работают на заводе, в других расположенных в поселке ЛВРЗ организациях, крайне недовольны и отдаленностью предлагаемого жилья. С Дивизки очень трудно добраться до работы", — говорят люди. Ответчица Людмила Зарипова, к примеру, работает в близлежащей больнице. Ее сын трудится в локомотивном депо. Как они будут ездить на работу, трудно представить. А мансарду, которую им предложили власти, Людмила по-народному назвала чердаком.

Жители с ул. Комсомольской возмущены тем, как власти отнеслись к их жизненной ситуации. Действительно, можно было бы рассмотреть каждую семью отдельно, по-человечески разобраться в положении дел, посмотрев, что это за люди.

Одна из жительниц, попавшая под пресс, не имеет никаких коммунальных долгов, но ее загоняют на Дивизионку. В то время как в нормальных районах Улан-Удэ есть квартиры, чьи жильцы накопили десятки тысяч рублей долга, но продолжают беззаботно жить в центре города.

Среди переселяемых в мансарду на Дивизионной — маленький правнук Буды Николаевича Вампилова, народного артиста России. На ул. Коммунистической, 44 в честь человека, прославившего родную республику, открыта мемориальная доска. Мог ли представить уважаемый человек, что его потомков ждет такая судьба?

На месте бараков по ул. Комсомольской, 6 и 8, наверное, построят элитный дом. Хотя в зале суда представители мэрии так и не смогли прояснить будущее земельного участка, это не вызывает сомнений. У домов уже ходили люди с геодезическими приборами. Если участок под бараками выставить на торги, то застройщик непременно найдется — квартиры в строящемся доме, расположенном в таком хорошем, удобном для проживания месте, раскупят очень быстро. Комсомольская, 6 и 8 — это географический центр города.

Конечно, старые бараки совсем не красят город. Давно пора сносить. Но власти должны с пониманием относиться к интересам каждой семьи, разобраться. А у заместителя председателя правительства Бурятии Александра Чепика есть все шансы войти в историю Бурятии своим эпистолярным непритязательным творчеством. Какое решение вынесет судья, который ведет это дело, пока неизвестно. Суд продолжается.

^