20.08.2008
Сдавать макулатуру, стеклянные и пластиковые бутылки в Улан-Удэ — невыгодно. За десять лет почти все предприниматели покинули рынок вторичной переработки мусора. Остался только один, но и ему пока не удается поставить дело на поток. А пока улан-удэнцы выкидывают свои деньги в мусорные бачки.
В Улан-Удэ работает мусороперерабатывающий завод "Байкал Экоресурс", который собирает твердые бытовые отходы (ТБО) от городских организаций. Магазины, заводы, предприятия общественного питания поставляют свой мусор именно сюда. Здесь для него приготовили настоящую вторую жизнь. Работники выбирают в общей куче "полезный" мусор: стекло, полиэтилен, цветные металлы. Затем отсортированный мусор отправится по заводам России, где будет переработан в новую продукцию.

На этот же завод отправляется и содержимое мусорных контейнеров городских дворов. Главный инженер "Байкал Экоресурс" Андрей Матрохин объясняет: "Из всего объема отходов мы собираем примерно 8,5% "полезного" мусора, остальное отправляется на полигон. От частников ТБО мы принимаем, начиная с одного кубического метра (примерно 134 килограмма). Меньшие объемы не берем — это экономически невыгодно".

За привоз отходов на "Байкал Экоресурс" вам денег не дадут, а, наоборот, попросят оплатить около 30 рублей за тот же кубический метр. Но как же горожанам совместить экологическую сознательность и сэкономить? Известно, что во многих товарах упаковка может достигать трети и даже половины цены всей покупки. Вернуть хотя бы часть из этих денег не отказался бы никто. Почему же мы практически лишены такой возможности?

"В 90-х в городе работало несколько коммерческих фирм, которые занимались приемом мусора от населения, но все они ушли с рынка, осталась только наша организация, — рассказывает Александр Григорьев, директор предприятия "БайкалВторСырье". — Одна из причин — заниматься этим невыгодно. Последние конкуренты ушли после того, как "Байкалфарм" и "Ливона" перестали принимать обратно свою стеклотару.

Пока местные производители принимали свою посуду, цена в пунктах приема держалась на достаточно высоком уровне. Стеклотару машинами привозили даже из районов. Но теперь коммерсанту приходится отправлять бутылки далеко на запад или восток, то есть нести огромные транспортные расходы. Не принимает макулатуру и Селенгинский ЦКК, поэтому везти ее придется аж в Хабаровский край на Уссурийский ЦКК. Равнодушное отношение к экологии со стороны местных производителей не позволяет сделать улан-удэнский бизнес на мусоре доходным и конкурентным.

Фирма Александра Григорьева — единственная в городе, которая занимается приемом вторсырья. Сегодня это битое стекло, стеклянные бутылки и пивные банки. Какова же их коммерческая стоимость?

Самая дорогая пивная бутылка ("Сибирская корона") стоит 90 копеек, стеклянная банка на 3 литра — 2 рубля, а за килограмм битого стекла вам дадут 8 рублей. Значительно более прибыльны алюминиевые пивные банки, килограмм этого товара будет стоить уже 20 рублей. Правда, чтобы собрать алюминиевый килограмм, придется потрудиться, ведь в нем "умещается" целых 52 банки.

Александр Григорьев считает, что его бизнес попал в порочный круг. Десять пунктов приема вторсырья расположены в самых невыгодных точках города, которые далеки от часто посещаемых мест. Чем дальше пункт приема, тем меньше людей до него доходят, а значит, сдают меньшее количество посуды. Небольшие объемы его бизнеса не дают заключать выгодные, крупные контракты с приемщиками вторсырья из российских регионов и Китая. Это, в свою очередь, влияет на то, что цены на прием стекла он поднять не может, а значит, и желающих сдать стеклотару не прибавляется.

Как заявляет бизнесмен: "Мы хотели бы принимать от населения и макулатуру, и пластик, но пока это экономически невыгодно. Даже со стеклом мы находимся на грани самоокупаемости. Ну какой человек будет нести куда-то за километры три бутылки, чтобы сдать их? А вот если бы пункт приема находился в более удобном месте, то, мне кажется, горожане с удовольствием сдавали бы нам и посуду, и макулатуру, если не из финансовых, то из экологических соображений".

Известно, что обычная пластиковая бутылка будет разлагаться дольше 100 лет, то есть та бутылка, из которой вы пили колу на прошлой неделе, вас точно переживет. При сжигании же пластика в воздух выделяется ядовитое вещество диоксин. При этом пластик можно легко пустить во вторичную переработку, решая проблему мусора и здоровья.

"Каждый год в Бурятии добровольцы, студенты и школьники участвуют в акциях по сбору мусора, — говорит Елена Ильина, руководитель общественной организации "Клуб "Фирн", — но потом этот мусор, уже собранный, уезжает на полигон или куда-нибудь подальше за населенный пункт. Конечно, это не решение проблемы. Самим добровольцам было бы приятнее и осмысленнее собирать мусор, зная, что их действия несут хоть какой-то экологический смысл".

Казалось бы, город должен только поощрять инициативу коммерсантов, но на деле все обстоит совсем наоборот. С городскими структурами, по словам Александра Григорьева, наладить контакт никак не получается. Требуют от них, например, чтобы их пункты приема выглядели "с иголочки", а коммерсант купил современные киоски. Боятся также, что его пункты соберут вокруг себя асоциальные элементы, проще говоря, бомжей и алкоголиков. По его мнению, действительно, большинство людей, которые сдают бутылки — это малоимущие: пенсионеры, дети из неблагополучных семей и бомжи. Те, кому жизненно важно получить эти небольшие деньги, поэтому они готовы идти хоть куда. Но если пункты приема будут расположены в нормальных местах, как это было организовано в советское время, то основным контингентом станут обычные горожане.

Пока же бутылки выкидываются в мусор, бомжи будут в нем копаться, чтобы найти алюминий и стекло. Получается, поощрение антисанитарии. А насчет внешнего вида киосков... То, что заставляют купить коммерсанта, стоит очень дорого (350 тысяч рублей), а при мизерных доходах это как приобрести несколько дворцов. Тем более, эти модные киоски легко вскрываются, и г-ну Григорьеву придется сажать туда на ночь охранника — такие расходы он понести не в силах.

Последней новостью для "БайкалВторСырья" стало распоряжение одной из контролирующих структур — убрать киоски, расположенные на ул. Ключевской и Гагарина, которые оказались расположенными у высоковольтных линий. В момент выдачи разрешения никаких претензий не было. Бизнесмен забетонировал площадки, установил железные киоски, но теперь все это придется ликвидировать. "Мы уже давно работаем в Улан-Удэ, подтвердили серьезность своих намерений, но со стороны города не видим никакой заинтересованности в нашей работе", — подводит итог Александр Григорьев.

^