03.09.2008
На минувшей неделе прошло совещание по комплексной застройке Улан-Удэ, на котором президент республики поставил перед столицей Бурятии такие амбициозные задачи, которые грозят затмить собой масштабнейшее строительство хрущевских времен. Если задачи, поставленные президентом, будут реализованы, спустя десятилетие понятие "наговицынка" будет употребляться в Улан-Удэ не меньше, чем сейчас понятие "хрущевка".

Примечательно, что президент провел совещание на тему строительства в Улан-Удэ не в здании правительства, а лично пришел (вместе с министром строительства РБ) в мэрию. Фактически, зашел на "территорию Айдаева", этакий поход "по тылам". Во времена Потапова такого не случалось.

Судя по всему, на совещании состоялся первый широкий контакт президента Наговицына с чиновниками из второго-третьего эшелона мэрии. До того, очевидно, глава Бурятии общался только с мэром. Вряд ли, допустим, главе комитета городского имущества часто выпадает возможность напрямую общаться с президентом.

И Геннадий Айдаев там был, и даже сказал небольшую речь, в которой полностью согласился с мнением, высказанным президентом в ходе совещания. Но "у руля" стоял президент: открывал совещание, предоставлял трибуну ораторам, определял генеральную линию, закрывал совещание...

Вежливо, но твердо положение с застройкой Улан-Удэ берется под контроль. Президент практически отдавал указания чиновникам мэрии, на что надо обратить внимание, что сделать в первую очередь и т.д. Разговор "в обход" мэра Айдаева выглядел непривычно. Однако он вполне объясняется тем, что градостроительная политика мэрии Вячеслава Наговицына не устраивает.

Как оказалось, Улан-Удэ строит не то и не теми темпами, которые нужны президенту.

— Ставится задача выйти на уровень обеспеченности в 29 кв. метров на душу населения. При наших средних 19 понятно, что нам это, как до Луны, но надо стремиться к этой цифре. Проработав половину 2008 года, мы сегодня не видим нужных темпов. И самое главное, перспектив не видим. Связано это, в первую очередь, с тем, что очень плохо проходят торги, конкурсы на выделение земельных участков. Что еще очень плохо — мы так и не смогли выйти на комплексную застройку. Надо строить не 1—2 дома, а выходить на, как минимум, площадки, которые могли бы дать нам прирост по жилью миллион квадратных метров. Как минимум, — подчеркнул глава республики.

Необходимость в таком масштабном строительстве (площадь новых построек должна равняться половине уже существующего города) президент объяснил просто: 43 процента населения Бурятии проживает в сельской местности. А власти большей части районов не прилагают результативных усилий к своему развитию. Значит, там так и не появится нормальных условий для жизни, значит, миграция в Улан-Удэ будет продолжаться.

— Говорить, что у нас есть 372 тысячи жителей в Улан-Удэ, и вокруг этой численности "плясать" было бы самоубийством. Или настолько неправильным шагом, за который потом пришлось бы расплачиваться достаточно жестоко, — заявил президент Наговицын.

Таким образом, Генеральный план развития Улан-Удэ, рассчитанный, самый максимум, на 400 тысяч человек, одномоментно перестал существовать. Президент сказал "берите выше". Потенциальная величина населения Улан-Удэ, исходя из которой мэрия строит свои долгосрочные планы, практически вдвое меньше той цифры, которую прогнозируют в правительстве.

— Мы должны планировать численность Улан-Удэ где-то на уровне 700 тысяч, заглядывая за горизонт 2020-го года, — пояснил президент.

Город, по мнению президента, будет расти не только за счет переезда сельских жителей. Но и за счет "переезда" города на село.

— Жители Иволгинского, Заиграевского, Тарбагатайского районов работают по большей части в городе Улан-Удэ, — говорит президент Наговицын. — В то же время город задыхается, не может дальше развиваться, строиться. Надо обсуждать эту проблему.

Фактически люди в прилегающих к городу территориях — городские жители. Однако де-юре это не так. Предложение Вячеслава Наговицына — расширять Улан-Удэ за счет части земель сельских районов либо вообще объединить Улан-Удэ и эти районы в единое образование. Это позволит привлечь дополнительное федеральное финансирование на развитие.

— Численность жителей в едином муниципальном образовании составит 470 тысяч человек. Почему я веду такую арифметику? Потому что есть четкая градация. Есть города с численностью более 500 тысяч, города с миллионом и более — им идет федеральная поддержка. Города менее 500 тысяч не имеют практически ничего, — отметил президент.

Еще один сигнал, который в корне может поменять градостроительную политику в Улан-Удэ, был нацелен на практику выделения земель под застройку. Президент считает, что частные инвесторы должны работать не на свободных участках, а на занятых "деревяшками" и другими отжившими свое объектами. Свободные же земли предлагается отдать под строительство жилья социального, сдаваемого в долгосрочную аренду. Видимо, чтобы переезжающие из деревень в Улан-Удэ люди не строили себе унылые хибарки в пригороде, а жили все-таки как горожане.

— Площадки, которые пойдут под снос, должны быть изначально предусмотрены под строительство коммерческого жилья. На свободных площадках — давайте принципиально договоримся — будем строить социальное жилье, которое будет бюджету под силу построить, чтобы предоставить людям, — сказал президент.

В свете таких далеко идущих планов Улан-Удэ, действительно, придется строить очень много и быстро. Причем, как видимо, считает президент, самостоятельно мэрия с этим пока не справляется. Потому правительство сделало первую попытку взять все в свои руки.

Пока безликий город

На совещании глава республики потребовал, чтобы при выборе

инвестиционных строительных проектов Улан-Удэ отдавал

приоритет зданиям с национальным колоритом.

— Мы же все-таки национальная республика, должны чем-то

выделяться. Безликий город абсолютно. Необходимо заставлять

инвесторов, чтобы внешний облик зданий соответствовал

национальной республике, — указал мэрии Наговицын.

Как отметил президент, в России только два города могут

претендовать на неформальное звание "лица российской Азии"

— Улан-Удэ и Якутск. Столица Бурятии бездарно проигрывает

соревнование якутам.

^