10.09.2008
Если прийти на какой-нибудь местный рок-концерт, то можно увидеть, что музыка именно этой группы вызывает у молодых людей (и не только) бурную реакцию. Бурная реакция проявляется в хаотичном сотрясании тел, радостных криках, характерных махах руками, знании слов всех песен группы, просьбах повторить выступление по второму, а затем и по третьему кругу. Несомненно, рок-группа "Треугольник" — герои наших дней.
Возможно, весь секрет в том, что ребята просто хорошо играют на гитарах, хорошо поют и обладают симпатичными лицами. Но и другие рок-команды этим обладают. Возможно, популярность ребята получили, потому что в свое время их часто можно было наблюдать по телевизору, слышать интервью с ними, песни по радио.

Но с тех пор прошло столько времени, что уже выросло новое поколение, которое, тем не менее, тоже сходит с ума от "треугольников". Причем даже больше, чем те, кто застал времена их расцвета. Сейчас рокеры повзрослели, уже нет скандального эпатажа, поменялся состав группы, но лидер — Максим Дашинимаев — остался, и остается то, что завораживает сотни людей, которые пытаются разгадать тайну "Треугольника".

Она скользит в улыбках, прячется в глазах и только в музыке и песнях раскрывает все свои секреты.

В сентябре нас ждет выпуск нового альбома культовой улан-удэнской группы, который, возможно, будет называться "Книга жалоб и предложений". Глупо рассказывать, о чем будет альбом и какие на нем будут песни. Чтобы понять, надо его послушать. Хотя, однозначно, альбом будет отличаться от других.

— Просто мы стали другими. Сердце другую мелодию выстукивает, хотя бьется так же, — говорит Максим Дашинимаев.

Это будет необычный альбом, ведь музыка, которая звучит на нем, то и дело отправлялась в путешествие, объединяя два города. Вся команда, кроме Максима, вот уже четыре-пять лет живет в Санкт-Петербурге. Ребята встречаются очень редко.

— Я здесь пишу гитару, отправляю в Питер. Они в Питере прописывают что-то еще, отправляют мне. Я прописываю голос. Так музыка туда-сюда и путешествует, — говорит Максим.

Альбом, по признанию Максима, получился неформатным. Впрочем, по-другому и быть не могло.

^