17.09.2008
Благодаря глобализации этот финансовый ураган причинит и уже причиняет вред и нашей экономике. На прошедшей неделе главный экономист крупнейшего в стране банка — Сбербанка России — Ксения Юдаева провела большую телеконференцию для региональных журналистов, в ходе которой объяснила причины и последствия бушующего финансового ненастья.

Как отмечает Ксения Юдаева, в период с 2002 по 2007 годы мировая экономика росла беспрецедентно высокими темпами. В эти годы США жили под знаком низких процентных ставок, ипотечные кредиты стали давать очень широкому кругу людей, в том числе и с плохо предсказуемыми доходами. С 2000 года американцы стали покупать жилье как объект для инвестирования, в ожидании того, что цены на недвижимость будут и в дальнейшем так же быстро расти. Стали покупать с целью инвестирования даже те, кто раньше не мог себе позволить приобрести в собственность первое жилье. Резко увеличившийся спрос привел к бурному росту цен на недвижимость.

"Пузырь" цен начал сдуваться с середины 2006 года. Темпы роста цен на недвижимость сначала замедлились, чуть позже цены остановились, затем начали резко падать. Спекулировать на жилье стало невозможно, поэтому упали продажи, вместе с ними резко сократились инвестиции в строительство. Упадок в строительстве рикошетом спровоцировал массовые увольнения в этой отрасли. Это привело к первым массовым неплатежам по кредитам среди населения.

Общую ситуацию усугубили банки, которые на основе множества закладных по ипотечным кредитам выпускали свои объединенные ценные бумаги, перепродавая эти закладные оптом другим банкам. Те, в свою очередь, поступали так же, перепродавая бумаги второго, третьего и четвертого порядка. В результате образовался огромный рынок ценных бумаг, обеспеченный лишь "плохими" ипотечными кредитами. Именно он и обрушился. Сегодня банки, "игравшие" ипотечными ценными бумагами, по всему миру несут большие потери. В марте общие потери мирового банковского сектора оценивались в 250 млрд. долл., в июле они подошли к отметке 500 млрд. долл. По последним данным, потери перевалили за 600—700 млрд. долл. Прогноз на будущее — от 1 до 2 трлн. долларов банковских убытков.

Банковский кризис постепенно перекинулся и на другие отрасли мировой экономики. В США, Еврозоне и Японии замедляются темпы экономического роста. Это приводит к снижению спроса на сырьевые товары, которые составляют основу нашего экспорта. Первый результат этого — резкое падение цен на нефть, произошедшее в последний месяц. Цены, скорее всего, будут падать и дальше — увеличения спроса ожидать не приходится. А это прямая угроза наполняемости российского бюджета.

Однако большая угроза исходит даже не из-за падающих цен на сырьевые товары, а из зависимости нашей банковской системы от зарубежных денег. Иностранные банки в течение последних 3—4 лет довольно охотно и по низким процентным ставкам, низким премиям за риск давали деньги развивающимся странам, в том числе и России. На этом фоне в России происходил бурный рост банковской системы. Банки разворачивали по полной программе потребительское кредитование, инвестировали в бизнес.

Причем процентные ставки регулярно снижались. Все это выливалось в потребительский и инвестиционный бум. Но если еще год назад российские банки могли привлекать деньги из-за рубежа под 5—6% годовых, в июле международные займы нам стали давать под 8—9%, а сейчас уже не меньше 10—11%. Нетрудно подсчитать, в каких процентах теперь будут обходиться кредиты в банках для российского бизнеса и простых граждан.

А в свете последних событий на Кавказе доверие Запада к нам еще и дополнительно было подорвано. Начался массовый отток капитала из российской экономики. По оценкам аналитиков, бегство иностранного капитала оценивается в 20 млрд. долл. максимум. Хотя власти страны заявляют, что это преувеличение, и в августе из страны выведено всего 5 млрд. долларов.

Воды в затухающее пламя экономики подливает и Центробанк РФ. Силясь подавить инфляцию, он проводит жесткую монетарную политику — повышает процентные ставки для займов банкам. Таким образом наши банки попали в двойную ловушку. Стоимость денег для них растет со всех сторон и на международном рынке, и на внутреннем. Количество денег в экономике снижается.

Результатом всех этих факторов стало снижение инвестиционной активности, снижение потребительского спроса и замедление темпов роста в промышленности и торговле. За падением темпов роста может последовать и сокращение производства. Впервые с 1998 года.

По словам Ксении Юдаевой, глобальный финансовый кризис, который начался с США, повлек за собой кризис в Европе, Азии, в развивающихся странах, России. В общем, во всем мире. Такого кризиса мир не испытывал давно. Некоторые экономисты его сравнивают с Великой Депрессией 20—30-х годов. Насколько он затянется, точно неизвестно, но, как минимум, на пять лет — не меньше. Какие формы он приобретет в Бурятии, кто пострадает больше, а кто меньше, крайне полезно знать уже сейчас.

^