17.09.2008
Чехарда с открытиями и закрытиями образовательных учреждений, введением новых условий труда для медиков, сокращением бюджетных мест, кажется, уже никогда не закончится. Неужели все эти социальные реформы действительно смогут улучшить нашу жизнь? Директор социологической службы "Эйдос", кандидат социологических наук Людмила Итигилова считает, что сегодня республика борется с мнимыми угрозами, закрывая глаза на реальные.

"Пенсионеры перестройки"

— Можно без преувеличения сказать, что Бурятия и другие отдаленные регионы сейчас на пороге социального бедствия. Пройдет всего лишь несколько лет, и это почувствуют на себе десятки тысяч жителей республики, — говорит Людмила Итигилова. — Две самые большие социальные проблемы, с которыми придется столкнуться уже в самом ближайшем времени властям Бурятии, — это "пенсионеры перестройки" и молодежная безработица.

Как отмечает социолог, на пенсию уже начинает выходить поколение людей, рожденных в конце 50-х, которые, по сути, дважды пострадали в результате постперестроечных реформ. Это так называемые "пенсионеры перестройки". Для них выход на заслуженный отдых никакого приятного отдыха не предвещает. Во-первых, в 90-х многие из них лишились работы. На тот момент в Улан-Удэ закрылись многие заводы (большинство из них так и не были реанимированы полностью) и другие государственные предприятия. Целое поколение оказалось безработным или пошло работать "челноками". Их трудовой стаж прервался.

Действительно, многие 50—60-летние жители республики сталкиваются с тем, что, оформляя сейчас документы на пенсию, узнают, что их "коммерческий" работодатель не платил за них пенсионные выплаты государству. Более того, они попали в тот возрастной промежуток, который вообще не предусматривает накопительной части пенсии. Все, на что им приходится рассчитывать, — социальная пенсия величиной, самый максимум, 3 тысячи рублей. Предыдущее поколение пенсионеров, хоть и тоже живет очень бедно, в большей своей массе получает пенсию побольше. Впрочем, высокий уровень смертности среди постперестроечных пенсионеров "поможет" правительству снизить бюджетные расходы на их содержание.

Дети не помогут Единственное, на что могли бы рассчитывать "пенсионеры перестройки", — это помощь детей и ближайших родственников. Многие люди предпенсионного возраста считают, что, вырастив детей, смогут спокойно выйти на пенсию. Но и там их ждет не отдых, а бесконечная борьба за выживание. Потому что молодежь ждут не меньшие трудности. Нельзя отрицать, что в местных вузах открылись специальности, большинство выпускников которых обречены работать не по профилю, если, конечно, они вообще сумеют найти работу.

— Почему в свое время открылось так много коммерческих вузов и появились новые "модные" специальности? Совсем не потому, что рынку были нужны сотни тысяч юристов и экономистов. Просто в те годы интеллигенция таким образом сохраняла свои рабочие места и, между прочим, "прослойку" образованного круга единомышленников.

А "красивые" специальности давали хоть призрачную надежду молодым людям в эти тяжелые времена на лучшую жизнь, — объясняет Людмила Итигилова. — Им не приходилось болтаться без дела, они были заняты обучением. Хотя их родители часто платили за псевдообразование, дети все-таки кое-что получали. Это, в первую очередь, социальная среда высшего образования и временная занятость. Сегодня уже и эта схема изживает себя. Но в Бурятии продолжается производство специальностей, которые не будут востребованы рынком. Хотя у нас вообще мало какие специалисты востребованы. Многих "юристов", "экономистов", "рекламщиков" с дипломами ждет жестокая психологическая ломка, когда им придется занять места не в офисах и кабинетах, а на стройках или за прилавками магазинов.

Армия безработных преподавателей

А что же с инициативой объединения вузов? Действительно ли сокращение бюджетных мест в республиканских университетах окажет положительный эффект на экономику Бурятии, поможет сократить перепроизводство ненужных специалистов? Возможно, и поможет, но сначала породит массовую безработицу в преподавательской среде.

— Кому сегодня в первую очередь выгодно большое количество вузов со странными непрофильными специальностями? Преподавателям. А если будут сокращены преподавательские места, то куда пойдут эти сотни молодых или уже пожилых преподавателей? Других рабочих мест для них нет.

Им останется, по большому счету, три выхода. Либо переход в низкоквалифицированную сферу услуг, либо миграция в другие регионы, где им придется вступить в нешуточную конкуренцию с такими же, как они, сокращенными, но только местными. А третий вариант — хроническая безработица, которая в итоге ляжет на плечи республиканского бюджета в виде пособий и льгот. А ведь сейчас эти люди трудоустроены, платят налоги и, в принципе, зарабатывают, обучая студентов-платников.

Диплом — это самообман

Как отмечает социолог, закрытие части вузов не отразится и на "социальных лифтах" в республике. На самом деле, в Улан-Удэ, и это не секрет, хорошие места с высокой заработной платой в бюджетной сфере или даже в коммерческой фирме раздаются совсем не "по диплому". Те, кто еще верит в силу высшего образования, обманывают себя. Для большинства сегодняшних студентов остается только одна возможность повысить свой статус — это самообразование и предпринимательство. Но далеко не каждый на это способен. Может быть, нам действительно стоит отказаться от "лишних" вузов и не морочить людям голову?

— Нельзя делать все наобум: сегодня выпускников школ меньше, а вот детских садов уже не хватает. Но через несколько лет ситуация поменяется на обратную. Надо смотреть на ситуацию стратегически, а не кидаться из крайности в крайность. Тем более что вопрос интеллектуального развития региона — очень сложный и многогранный. Смотрите, что показывают нам недавние слушания по проекту разработки месторождения апатитов в Ошурково.

Приезжие гости столкнулись не с малограмотным населением. А с серьезным экспертным и активным грамотным сообществом, которое смогло оказать им противостояние. Сокращение вузов, научной базы может лишить нашу республику этого ресурса. Единственное, с чем можно согласиться, — это научить наши вузы и школы быть конкурентоспособными, готовить востребованных специалистов, — говорит Людмила Итигилова.

Все уедут? Наверное, не сумевшая поступить и трудоустроиться в Бурятии молодежь будет уезжать на Запад?

— Да, и это касается не только самых молодых. Кто уезжает из Бурятии? Самые активные. Те, кто готов рискнуть и получить лучшие условия за пределами республики. По сути, это люди, которые могли бы внести максимальный вклад в развитие Бурятии. Однако они будут "оздоравливать" Москву, Санкт-Петербург и т.д. А мы тут остаемся в ситуации, когда из-за падения рождаемости, в ближайшее время у нас значительно снизится доля работоспособных граждан, ухудшится здоровье населения, не уменьшится алкоголизация и наркотизация, а еще более широко и глубоко по слоям общества распространятся социальные болезни, — прогнозирует социолог.

Так есть ли выход для Бурятии?

— Единственный выход для Бурятии выйти из кризисного пике — это создание новых рабочих мест. Нам нужны заводы, которые будут производить востребованные товары. Сельское хозяйство, чью продукцию будут покупать в соседних регионах. Университеты и техникумы, в которых будут обучать не на "гламурные", а на востребованные рынком специальности. Нам нельзя ломать, потому что построить заново вряд ли получится. Нужна качественно новая стратегическая программа социального развития республики.

^