12.05.2004
В нашем городе в настоящее время существует несколько отработанных и очень эффективных систем сбыта наркотических средств, которые просто поражают своем цинизмом и бесчеловечностью. Сначала приведем немного истории. В 90-е годы прошлого века, во времена начального формирования нашего государства и отсутствия должного контроля за оборотом наркотических средств, сбыт осуществлялся довольно примитивным способом — "пришел-купил". Однако со временем, вследствие активной противогероиновой деятельности правоохранительных органов осуществлять сбыт героина стало намного затруднительнее и опаснее.
Испорченная игла
Способ "популяризации" героина, который в настоящее время пользуется все большей популярностью, можно назвать "Испорченная игла", перефразировав название известной детской игры "Испорченный телефон". Этот способ — удел самых обыкновенных простых наркоманов.
В сам героин добавляется другое, похожее по цвету нейтральное вещество для увеличения общей массы. Таким образом, не сидящим на игле людям предоставляется слабодействующий наркотик, вызывающий тем не менее такое же привыкание, как и нормальный героин. Попробовавшему такую смесь человеку начинает казаться, что на него героин вообще действует слабее, чем на других, и как следствие начинает казаться, что он-то точно сможет отказаться от этого наркотика в любой момент. Эти соображения только убыстряют процесс физиологической зависимости от героина. В итоге новый человек вовлекается в страшную круговерть: "нашел денег — купил — укололся". Деньги добывают, естественно, способами незаконными, сидящему на игле человеку работать очень сложно.
Однако, как отмечают сотрудники Госнаркоконтроля, новых участников героиновой карусели в Улан-Удэ, в отличие, например, от Иркутска, завербовать получается очень редко. Сказывается и обстановка всеобщего недоверия в этой среде и отсутствие в нашем регионе сильных героиновых традиций.
Сложилась даже своеобразная практика: приезжие наркоманы, дилеры средней руки, оседая в Бурятии, начинают вызывать из других регионов проверенных "коллег" по зависимости. Один такой заезжий наркоман может перетянуть за собой и поселить в притоне 10-20 человек. Чем обеспечивает себе постоянный рынок сбыта и свою бесплатную дозу. Число приезжих наркоманов в Улан-Удэ постоянно растет.
Героиновый маркетинг
В конце 90-х бывали такие периоды, когда поток героина в Улан-Удэ прерывался на две-три недели. В такие периоды во многих дворах города и в каждом дворе покрытого печальной славой ПВЗ можно было увидеть множество призраков молодых, да и не совсем молодых людей с мертвеннобледными лицами и ввалившимися в глазницы блестящими глазами. В связи с крупномасштабной борьбой с этим переносчиком суицидальной привычки героиновый маркетинг стал принимать другие, более латентные формы для максимального уменьшения риска.
Этим и обусловлено возникновение разновидности сбыта наркотиков, именуемой "Наркопритония". Особенность такой системы сбыта в том, чтобы фактически доказать организацию и содержание притонов, необходимо доказать систематичность потребления наркотика в этом притоне.
Стало быть, чтобы уличить наркосодержателей, надо позволить, причем на глазах у нескольких свидетелей, несколько раз употребить героин посетителями этого притона, запротоколировать данное действо в присутствии двух понятых и только после этого можно говорить об уголовной ответственности за содержание такого заведения. Как система сбыта наркопритон же как нельзя лучше подходит для обеспечения надлежащей конспирации.
Обычно под это дело отводится вполне обычная двухтрехкомнатная квартира. Содержатели — наркодилеры средней руки, в большинстве своем такие же наркоманы, как и их клиенты. Именно то, что клиент тут же, не отходя от кассы, употребляет героин, уже весьма основательно уменьшает возможность попадания такого места под оперативную разработку. С другой стороны, в атмосфере употребления героина всеми людьми, находящимися в такой квартире, человек, случайно попавший туда и никогда в жизни не пробовавший ощущения героинового наслаждения, может вполне легко решиться этом самое ощущение и попробовать. Еще один вид наркотрафика условно можно назвать "Разделяй и властвуй".
Наркоманы работают на Афганистан
Героин приобретается крупными дилерами, как правило, в Таджикистане, куда он попадает из мировой героиновой житницы Афганистана. Особенность последних лет — партии наркотика стали гораздо меньше, но зато возросла периодичность поставок. Один или два курьера еженедельно отправляются в путь дорогу в само местонахождение источника героина за очередной небольшой партией (обычно не более 100-200 гр.).
Если даже курьера поймают, основная партия остается вне досягаемости правоохранительных органов. Кроме того, таким путем верхушка такой системы остается практически вне подозрения. В наше время мобильных коммуникаций оставаться в тени очень просто.
Один звонок: "Съезди. Привезешь-отдашь туда-то", и уличить организаторов становится опять-таки очень и очень сложно. Другая особенность современных систем героиновой продажи — "Наркорабство". Подбираются наркоманы с долгим стажем употребления героина. Им вручается определенное количество героина под реализацию плюс 3-4 чека (чек — разовая доза героина, массой 0,35 гр.) в качестве вознаграждения за благополучный сбыт всей отведенной ему партии. Наркоман со стажем — это особый вид хомосапиенсов, отличающихся взращенной за годы потребления хитростью и недоверчивостью. Обычно такие сбытчики продают наркотики только постоянным, проверенным клиентам, затесаться в круг которых по крайней мере затруднительно. Сами клиенты не знают о существовании других приобретателей героина у дилера, а стало быть, не имеют подозрения об общем объеме продаж. Наркодилеры же в свою очередь могут разбивать свои партии на еще пару частей и двигать героин таким же образом дальше более мелким дилерам. В случае появления каких-то подозрений торговля моментально приостанавливается, принося невыносимые страдания всем участником такой цепи, которыми становится очень легко управлять.
Причем, после очередной приостановки никому больше и в голову не придет навести на себя хоть тень подозрения в сотрудничестве с правоохранительными органами. Получается что-то вроде многоуровнего рабства, и чем больше уровней в такой системе, тем сложнее отследить начальный источник героина.
^