12.05.2004
Сфера развлечений в Улан-Удэ приобретает все более современные очертания. Рестораны, где представлены кухни самых разных народов, ночные клубы, игорные заведения. Последние вновь воспрянули духом после некоторого забвения. Игорный бизнес в Бурятии, как и везде по России, перешел на вполне легальное положение и развивается невероятно быстрыми темпами. На настоящий момент в республике, по данным Налоговой инспекции на 1 марта 2004 года, зарегистрировано 17 субъектов предпринимательства, занимающихся игорным бизнесом. Автоматов по городу расставлено несколько сотен.
Новая подростковая мода
Если в дневное время пройтись по улан-удэнским злачным местам, где установлены игровые автоматы, то без труда можно констатировать, что основную часть игроков составляют именно дети, начиная с младшего школьного возраста. В законе об игорном бизнесе возрастной ценз игроков ограничен 18 годами, но на самом деле это условие мало где выполняется. В УланУдэ даже сложилась подростковая мода, играть в автоматы — это признак взрослости. Считается, что таким образом подросток "зарабатывает" себе на жизнь, получает независимость от родителей.
Поскольку регулярно выигрывать в автоматы невозможно, сумма вложенных в "однорукого бандита" денег при постоянной игре всегда больше выигрыша. Где берут дети деньги на игры? Вряд ли "однорукие бандиты" являются сдерживающими факторами детской преступности. Если в крупных, зарекомендовавших себя, игорных заведениях малолетних игроманов выгоняет охрана, то там, где автоматы установлены как побочный источник дохода (магазины, вокзалы), основные игроки — все те же дети. Кроме того, игра на игровых автоматах не всегда безопасна и для вполне взрослых людей.
— Случилось так, что мне повезло, когда я истратил последние 100 рублей, мне выпал выигрыш в 20 тысяч рублей! - - рассказывает Леонид, тридцатитрехлетний филолог. — Тут-то я заметил, что вокруг меня группируются молодые люди подозрительной спортивной наружности, человек 10-15. Один из них, по-видимому, лидер группы, предложил мне поделиться, недвусмысленно намекнув, что иначе мне вряд ли удастся покинуть заведение в целостности и сохранности. Спас положение охранник, который вызвал для меня такси и потом проводил меня до него. Как пояснил мне по пути охранник, эти молодые люди — постоянные клиенты игорного дома. Специализируются они на одиноких игроках. Отводят их за угол, где путем угроз и физического воздействия лишают несчастных наличности.
Выгодный бизнес
Организацию работы игровых автоматов в настоящее время можно отнести к одним из самых прибыльных легальных занятий, сравнимых по прибыли разве что с торговлей алкоголем. Первоначальные вложения сравнительно небольшие. Лицензия, дающая право на занятие этим видом бизнеса в течение 5 лет стоит $500, лицензионный сбор — 1300 рублей и сам "однорукий бандит" — 3000-4500 долларов. Затраты окупаются быстро — от двух-трех месяцев до полугода — в зависимости от места установки автомата. По российским законам автомат должен возвращать игроку не менее 75% от ставок. Но даже если возврат автомата будет 80-90%, то и в этом случае он будет приносить доход заведению.
Как и практически во всех сферах бизнеса, активную политику по проникновению на бурятский рынок азартных игр ведут крупные московские игровые системы. Буквально в течение полугода в республику пришли два крупнейших столичных монстра — это игровые системы "Вулкан" и "Джек-Пот".
Вроде бы далека от мировых центров развлечений Бурятия, но и здесь тоже есть свои жертвы всепожирающего азарта. Количество историй о том, как люди проигрывали все свое имущество, впечатляет. Чрезмерная страсть к игре зачастую приобретает патологические формы. Болезненная страсть к игре в психиатрии носит название игромании или лудомании. В группу риска входят практически все, кто хоть раз переступал порог игорных заведений, без возрастных и социальных ограничений. Наиболее подвержены игромании, как и любой другой зависимости, подростки.
— Какая-либо зависимость к любому увлечению, будь то наркомания, алкоголизм, игромания, прежде всего сопряжена с особенностями нервной системы, реагирующей на окружающий мир, от уровня культуры, особенностей мировоззрения, — считает Селена Иванова, врач-психотерапевт.
Эпилепоиды и истероиды
Среди всех психотипов, наиболее предрасположенных к азартным играм, можно выделить два основных. Первый тип, или как его можно назвать, эпилептоидный, характерен для людей с сильным темпераментом. Как правило — это люди внешне спокойные — до определенного момента. Все эмоции и переживания они предпочитают держать в себе. Изначально это лидеры. Люди, которые ни за что не отклоняются от поставленной цели. Как показывает практика, если люди такого типа увлекаются игрой, то им наиболее тяжело избавиться от этой психологической зависимости, навязчивая цель выиграть преследует их постоянно.
Есть еще один тип — истероидный. Это люди в большинстве своем творческие. Любят некоторую демонстративность, предпочитают находиться в центре внимания. Обычно это легко внушаемые натуры. Как раз такие личности страстно любят заключать всевозможные пари, горячие спорщики. Они легко попадают в игровую зависимость. Чтобы избавиться от этого, людям такого типа необходим второй человек, который вытащит их из этого болота. Очень часто игроманами становятся люди, которые по каким-то причинам оказались лишены нормального комфортного детства. Чтобы помочь человеку, впавшему в игровую или в любую другую зависимость, прежде всего необходимо выяснить причину ее возникновения.
Еще не родился такой человек, который в одиночку может справиться со всеми бедами, такое возможно только в боевиках. Нужно найти человека, с которым можно поделиться проблемой, которому можно доверять. В развитых странах эта проблема решена. Там люди обращаются за помощью к психотерапевту. У нас же пока это считается чем-то неприличным. Кроме того, человек сам должен научиться устанавливать себе психологические блокировки. То есть, если чувствуешь, что тебе это в принципе не нужно, то лучше тогда не играть.
По словам Селены Ивановой, в Улан-Удэ официально отмечены случаи игромании. Людей довольно успешно лечили специалисты. Случаев не так много, поскольку к специалистам обращаются лишь единицы.
^