08.10.2008
Прошлой осенью об этом шокирующем происшествии узнал весь город. 19-летняя студентка ВСГТУ убила, а после расчленила тело своей подруги-однокурсницы. В марте этого года над убийцей состоялся суд, девушка была признана виновной и приговорена к девяти годам колонии общего режима. Несмотря на то, что следствие было окончено, а приговор вступил в силу, у мамы погибшей девушки до сих пор остаются вопросы и сомнения, касающиеся полноты следствия и судебного разбирательства.
Единственная дочь

Людмила была единственной дочерью Ольги Васильевны. "Девочка-колокольчик" — так звали девушку за доброту и легкость характера. На юридическом факультете университета училась хорошо, была всеобщей любимицей. К сожалению, была... Она умерла 30 октября 2007 года. Тот день стал для Ольги Васильевны черным.

— Людочка была для меня смыслом жизни, — еле сдерживая слезы, тихим прерывистым голосом рассказывает Ольга Васильевна. — Муж мой умер несколько лет назад, всю свою жизнь я посвятила дочке, теперь я осталась совсем одна. Вы понимаете мое состояние? Девять лет за такое жестокое преступление — это очень мало. Мне все говорят, что ребенка уже не вернуть, но я — за должное наказание и хочу, чтобы все причастные к этому преступлению люди понесли наказание. По имеющимся в материалах дела сведениям, у меня есть подозрения, что Кате, убийце моей дочери, кто-то помогал расчленять и вывозить тело дочери, хотя Катя уверяла, что делала все одна.

Утром 30 октября Люда ушла в университет и не вернулась. В Улан-Удэ она проживала у тети, с которой в тот день должна была встретиться в три часа дня у магазина. Но Люда не пришла, не позвонила и на звонки не отвечала. Мама Люды — военнослужащая и живет в Джиде, но, несмотря на расстояние, дважды в день они с дочерью созванивались, а в тот день Люда почему-то молчала. Зато обеспокоенной тете позвонила Катя, подруга Люды, спросила, приехала ли она домой, и попросила передать, чтобы Люда принесла ей завтра книжку. Катя сказала, что Люда после учебы заходила к ней в гости, но давно уехала. Позже выяснилось: в тот момент Люда уже была убита.

— Ребенок у меня был домашний, мы были с ней как подружки, — говорит мама Люды. — Без предупреждения она никогда не уходила, всегда отпрашивалась у меня и у тети. Вечером сестра обзвонила всех подруг, звонила в "скорую", в милицию, ей сказали дождаться утра и, если девочка не найдется, писать заявление.

Утром 31 октября родные Люды были уже в милиции. Вскоре туда пригласили Катю и Людиного друга Никиту. Тогда, со слов родных, они впервые заподозрили, что Катя как-то причастна к исчезновению Люды. Близкая подруга вдруг ошарашила всех, сообщив, что Люда часто садилась к незнакомым мужчинам в машину, вот и сейчас, наверное, уехала с кем-нибудь, так что не ищите ее. Заявление приняли, но сказали, что поиски начнутся через три дня.

Гадалка рассказала про убийство — Я приехала в тот же день, — вспоминает Ольга Васильевна. — Съездила в университет, прочесали лес близ Энергетика, где живет Катя, думали, может, по дороге на остановку с Людой что-нибудь случилось. 2 ноября обратились на телевидение и радио, развешали в Энергетике ориентировки с Людиной фотографией. Естественно, я пошла за помощью к гадалкам. Одна из них сказала мне: Люда мертва, удар пришелся в область шеи, ее тело лежит в яме в мешке. Мы вспомнили, что рядом с Катиным домом роют траншею, может, Люду сбросили туда? Примчались туда в 11 вечера, ничего не нашли, вернулись утром.

Строители объяснили Ольге Васильевне: земля постоянно осыпается, нужно подключить к поискам собак. Обратились в милицию, там сказали, что собак для поисков людей у них нет, есть только по наркотикам. Через знакомых вышли на женщину, которая работает в МЧС, она помогла с собаками. Утром 4 ноября родные вместе с участковым приехали в Энергетик.

В траншеях собака ничего не нашла, зашли в подъезд дома, где на пятом этаже жила Катя. Собака начала кружить на площадке, обратили внимание на чердак. Когда залезли, ахнули: на чердаке в сумках лежали Людины вещи. Каждая вещь тщательно упакована в отдельный мешочек, казалось, вещи не были предназначены для выброса, а были сложены спокойно, без спешки. Среди вещей были подожженные Людин паспорт и студенческий билет. Вскоре на месте уже работала следственно-оперативная группа.

— В тот день я решила сначала съездить в церковь, — говорит Людина мама. — Вдруг звонок, Катя сообщила, что они с мамой сходили и опросили водителей микриков, не видели ли они Люду. А через секунду мне позвонили родные и сообщили, что обнаружены вещи моей дочери. Катя с мамой поднимались к себе домой, когда заметили собак и открытый чердак; говорят, в этот момент Катя сразу шарахнулась к стене. Ее сразу же задержали, вещи изъяли. Если бы мы тогда сами не начали поиски, Катя успела бы сбыть вещи, а мы продолжали бы искать Люду.

Расчленяли аккуратно, по суставам

В тот же день Катя созналась, что убила подругу. Надежда, что Люда может быть еще жива, растаяла. О том, что тело дочери было расчленено, Ольга Васильевна узнала из газет: родные не сказали об этом убитой горем женщине.

— То, что коленные суставы моей дочери не найдены, я узнала на суде, — с трудом выговаривая каждое слово, говорит мама Люды. — Она скормила их собакам.

Две части тела Людмилы были обнаружены на территории садоводческого товарищества "Весна", нижние конечности — у реки на ул. Трубачеева, еще один выброшенный Катей пакет оказался пуст.

— Кто расчленял тело, до сих пор доподлинно не известно, — говорит мама. — Родственники, которые забирали тело дочери, потом рассказали мне, что расчленение было произведено аккуратно, по суставам, кости раздроблены не были. Кто-то работал спокойно и уверенно и обладал немалой силой. Я думаю, что Кате в этом помогали. По показаниям Кати получается, что тело она расчленяла утром 31 октября, когда все ушли, потом вымыла полы, увезла тело на Левый берег, а уже в 11 часов утра в городе она встретилась с другом Люды Никитой, который пытался искать мою дочь. Не очень ли быстро? Реально она сделать этого одна не могла. Дальше: соседка, которая одалживала Кате топор, уверяла, что 31 октября отдавала ей топор в первом часу дня. Кто из них врет, неизвестно, но следствие на это внимание не обратило.

По словам матери погибшей, вопросов без ответов в деле осталось очень много. Так, например, по делу проходили два таксиста, которые отвозили Катю из дома 1 ноября, но оба заверили, что большой сумки при ней тогда не было. Тогда кто и когда все-таки увез тело?

— Я обращалась в Верховный суд, мне ответили: мы работаем с тем материалом, который нам предоставляют, то, что следствие прошло так плохо, не в нашей компетенции, — рассказывает мама девушки.

Еще один факт не дает покоя матери погибшей девушки. Незадолго до смерти, 29 октября, Люда в разговоре с мамой сообщила, что побывала вместе с Катей на кладбище — четыре часа подружки искали могилку Катиной бабушки, но так и не нашли, их обругал какой-то мужчина, и они спешно ушли. Позже оказалось, что могилки бабушки Кати на кладбище вовсе не существует, а Катя поменяла показания, дескать, ни на какое кладбище мы не ходили. Мама Люды подозревает, что именно там Катя собиралась убить ее дочь. Она просила следствие отработать эту версию, ведь убийство Люды вполне могло быть заранее спланированным.

За расчленение сейчас не наказывают

— Убийство произошло из-за Людиной кредитной карточки, — рассказывает мама Люды. — Когда дочь поехала на учебу, я дала ей 10 тысяч заплатить за обучение и эту карточку. В середине октября я почувствовала, что голос у дочери какой-то не такой. Оказалось, что у нее украли деньги. Кражи в университете происходили регулярно, воровал кто-то свой, кто знал о деньгах. Потом выяснилось, что с деньгами пропала и карточка. Я ее заблокировала, а потом пришла распечатка, что с нее снято три тысячи. Дочь поклялась, что не снимала денег, и я решила подать в милицию, камеры ведь установлены над каждым банкоматом, можно вычислить. Я думаю, что об этом она рассказала Кате, а та за выходные нашла способ, как разделаться с Людой.

В день убийства на Люде были золотые украшения, которые, как показала Катя, она сняла с трупа, чтобы его не опознали. При этом все золото она сложила отдельно от вещей и хранила дома. Когда же ее вызвали в милицию, испугалась и выкинула их в урну возле отделения милиции.

— Следствием никаких мероприятий по поиску этих украшений проведено не было, формально проверили урну, и все, но ведь можно было бы проверить ломбарды, — удивляется мама Люды. — На Люде были два колечка с бриллиантиками, эти кольца были мне особенно дороги: одно кольцо мне подарил муж, когда мы познакомились, второе — за месяц до смерти. Я отдала их дочери в память о папе. Третье колечко с бриллиантиком я подарила Люде на окончание школы. Еще одно колечко ей подарил друг, когда они ходили в церковь; пропал также браслет ручной работы.

Суд не признал, что подсудимая совершила хищение этих украшений — достаточных доказательств умысла на хищение имущества представлено не было. Суд установил, что, сняв украшения, Катя преследовала одну цель — скрыть следы преступления.

"Дойду до Верховного суда"

На сегодня дело по статье "Кража" по настоянию Ольги Bасильевны все же возбуждено и расследуется, ведь в тот день Люда взяла с собой, как показывают свидетели, пять тысяч рублей. Добивается Ольга Васильевна и переквалификации преступления: с ч. 1 ст. 105 УК РФ ("Убийство") — на ч. 2 той же статьи ("Убийство, совершенное с особой жестокостью"), ведь 10 из 23 ножевых ранений, как установила экспертиза, Людмила получила прижизненно.

— Признак особой жестокости присутствует, в том числе и в случае нанесения большого количества телесных повреждений, — говорит Ольга Васильевна. — Я писала два ходатайства о переквалификации статьи, но мне отказывали, я и в кассационной жалобе об этом писала, но суд оставил приговор без изменения. А тот факт, что тело было расчленено, сейчас не влияет на меру наказания: расчленение считается сокрытием улик. Но кто дал право издеваться над телом моего ребенка, скармливать его собакам?

На суде Катя отказалась рассказывать, как расчленяла тело. Прокурор просила убийце 13 лет, но с учетом ее хороших характеристик срок скостили на 4 года.

— Я положилась на следствие и правосудие, а получилось, что меня никто не защитил, — говорит Ольга Васильевна. — Всю жизнь я посвятила защите родины, а когда мне нужна эта помощь, я ее не могу получить. На сегодня я написала надзорную жалобу в Верховный суд, если мне откажут в пересмотре приговора, обращусь в Верховный суд России. Я не остановлюсь, у меня еще много вопросов.

^