29.10.2008
Больше пятнадцати лет не может решить жилищный вопрос семья Константина Тыжеброва, участника боевых действий в Чечне. Многочисленные хождения по кабинетам чиновников, банков и ипотечных компаний так ни к чему и не привели. В семье Тыжебровых пятеро детей, именно это обстоятельство не позволяет им оформить кредит в банке для покупки земли или квартиры.

— Мы всегда с супругой мечтали о большой семье, — рассказывает Константин. — В Улан-Удэ живем около пятнадцати лет, и за все это время как-то не удалось приобрести собственное жилье. Несколько лет назад я работал в ОМОНе. Пришел туда в 1995 году, и сразу командировка в Чечню.

Константину Тыжеброву приходилось еще не раз исполнять свой долг на территории Чеченской республики. До сих пор он без особого желания говорит о войне, от которой у него остались на память боевые награды — орден Мужества и медаль "За отвагу".

— Несколько лет назад я ушел из ОМОНа, теперь вот работаю охранником в разных коммерческих структурах, — повествует Константин. — Жена работает медсестрой в республиканской больнице, у нее зарплата тоже небольшая. Пытались решить жилищный вопрос с помощью ипотеки, но наш совместный доход не позволяет приобрести квартиру или дом в рассрочку. Кредит деньгами в банках нам тоже не дают: слишком много детей, говорят.

Сейчас семья Тыжебровых снимает небольшую квартиру в п. Сокол. Двоих старших сыновей удалось устроить в интернат, где мальчики учатся пять дней, возвращаясь домой, к родителям, только на выходные дни.

— Сложно при нынешних ценах одеть, обуть, подготовить к школе детей, правда, в интернате с нас берут символическую плату, как с многодетной семьи, но все равно это тоже расходы, — говорит отец большого семейства.

Последними в этой дружной семье появились двойняшки — две дочки. Им уже по два с половиной года, и они ни разу не ходили в детский сад, потому что нет улан-удэнской прописки.

— Моя Татьяна родила девочек незадолго до того, как в стране ввели материнский сертификат, — говорит Константин. — Так что и на него нам рассчитывать не приходится. Не так давно я обратился в приемную Путина — потому, что больше надежды никакой нет. Может быть, наша просьба о помощи будет услышана не только экс-президентом России, но и нашими местными чиновниками.

^