12.11.2008
В число чрезвычайных мер по противодействию глобальному финансовому кризису включен пакет поправок в Бюджетный кодекс, позволяющий вносить изменения в бюджеты субъектов федерации без принятия поправок в законы о бюджете. В Бурятии это обернется резким усилением исполнительной ветви власти, а значит, и влияния ее главы —Вячеслава Наговицына.

Пока чиновники правительства Бурятии и депутаты Хурала напряженно готовятся к последней битве за бюджет, Москва принимает законы, которые несколько обессмысливают эту суету. 31 октября Государственная Дума приняла предложенные правительством страны революционные поправки к Бюджетному кодексу. До последнего времени любые изменения в текущие бюджеты Российской Федерации, ее субъектов и муниципалитетов должны были утверждаться отдельными законами соответствующих парламентов. Теперь в течение всего 2009 года исполнительной власти всех уровней разрешено корректировать бюджет без законодательного оформления.

Согласно смыслу поправок в Бюджетном кодексе, в течение 2009 года при оперативной необходимости можно изменять размеры госрасходов по конкретным статьям и главным распорядителям бюджетных средств за счет других статей и расходов будущих лет.

Агитируя с трибуны Думы за такое усечение прав парламентариев всех уровней по всей стране, председатель бюджетного комитета Госдумы Юрий Васильев сказал: "В условиях текущего и 2009 года на всех уровнях управления: и федеральном, и региональном, и местном, объективно может потребоваться оперативное принятие решений по концентрации бюджетных ресурсов на решение неотложных вопросов".

На федеральном уровне, правда, решения о внесении оперативных изменений в бюджет будут приниматься правительством лишь с одобрения специальной парламентской комиссии, куда вошли 14 депутатов и сенаторов. На региональном и муниципальном уровнях такого почтения к парламентаризму и бюджетной дисциплине не требуется — достаточно лишь решения местных правительств.

В результате этой реформы в руки Вячеслава Наговицына попадает мощнейший экономический рычаг. Eсли раньше было не совсем понятно, из каких средств помогать терпящим финансовое бедствие предприятиям республики (в бюджете на 2009—2011 годы денег на экстренные антикризисные меры не заложено), то теперь при необходимости их можно оперативно изыскать за счет других расходных статей.

Однако, кроме чисто экономических, есть и политические последствия. Бюджетный процесс в Бурятии представляет собой "выбивание" чиновниками и особо авторитетными депутатами средств бюджета на свои ведомства и проекты. И реальный вес политиков в Бурятии определяется не публичной известностью, популярностью у народа или харизматичностью, а степенью близости к подковерному процессу принятия решений о бюджете.

В Бурятии еще со времен Леонида Потапова сложился в этой сфере определенный баланс интересов между политическими кланами и группировками в правительстве и Хурале. С приходом Вячеслава Наговицына он на самом деле не претерпел кардинальных изменений. Финансовый кризис и расширенные полномочия президента-главы правительства Бурятии могут по всей этой системе нанести серьезный удар.

Ну, и, наконец, депутатам Хурала не придется лишний раз собираться на внеочередные сессии, чтобы утверждать неожиданные поправки в бюджет: их от этой обременительной обязанности освободили.

^