12.11.2008
После появления информации о том, что торговые сети в Улан-Удэ переживают острый кризис, город захлестнула волна слухов. На всякий случай, по привычке, некоторые граждане серьезно затарились продуктами на месяцы вперед. Другие задумались в нерешительности. Как выяснилось, кризис у местных ритейлеров имеет место быть, более того, его последствия пока трудно прогнозировать. Тем не менее, срочно банкротиться пока никто не собирается. Об этом "Номер один" побеседовал с Вадимом Бреднием, руководителем компании "Титан".
— Можно ли говорить, что сверхинтенсивное развитие торговых сетей в Бурятии повлияло на глубину переживаемого кризиса в местной торговле?

— Действительно это так. В последние годы вообще в России наблюдался активный рост торговых сетей. Рост, прежде всего, за счет кредитования в банках. Банки, легко принимая в качестве залогового обеспечения вновь построенные магазины, дают очередные кредиты. Вернее, давали, надо говорить об этом уже в прошедшем времени. Ситуация на сегодняшний день изменилась кардинально. Кредиты невозможно взять на тех условиях, которые были. У торговых сетей стало меньше денег на развитие.

— Если это не коммерческая тайна, "Титан" работает с местными филиалами банков или кредитуется за пределами Бурятии? И насколько изменились условия кредитования?

— На 90 процентов наш основной партнер — это Сбербанк. Условия кредитования изменились существенно. Перестали кредитовать "большими" деньгами. Имеются в виду десятки миллионов рублей. Также изменились сроки. Сейчас практически невозможно взять кредит на три года. Максимально — не более одного года. Изменился коэффициент залога. Теперь для получения кредита мы должны обеспечить двукратный залог. То есть, если речь идет о кредите в 10 миллионов, то банку необходимо дать ходовую коммерческую недвижимость на 20 миллионов рублей. И, конечно, выросли проценты. В этой связи мы понимаем, что если "Титан" начнет кредитоваться на новых условиях, то однозначно разница в процентах будет закладываться в розницу товара. Пока это недопустимо. Поэтому на сегодняшний день по обоюдной инициативе приостановили кредитование и взяли тайм-аут.

— Насколько долго, по Вашему мнению, продлится кризис?

— На сегодняшний день аналитиками рассматриваются два варианта течения этих негативных тенденций. Самый оптимистичный, что кризис будет протекать два следующих года. Пессимистичный вариант может растянуться на более долгий срок — в три-четыре года. Надо согласиться, что кризис затяжной и, на мой взгляд, следует перестроиться в плане ведения бизнеса.

Понятно, что мы не можем закупать впрок продукты на несколько месяцев вперед, это высокооборотный товар. Но предпосылок для беспокойств у нас особых нет. Тем более что мы столкнулись ведь только с финансовым кризисом, недостатком денег, и это временно. Но продукты питания как производились, так и производятся. Все производители, с которыми мы работаем, это подтвердили.

— Поставщики и производители тоже изменили условия сотрудничества?

— В октябре была заминка, как мы ее называем. Все поставщики резко и одновременно изменили условия поставок. Долгие годы мы пользовались товарными кредитами на достаточно выгодных условиях. Но на сегодняшний день, если не под 100-процентную предоплату, то под 50-процентную точно, приходится работать. Благо, что "Титан" своевременно отреагировал на первые намеки на кризисные явления в экономике — были понятны тенденции, и в сентябре мы заблаговременно получили кредит. Это позволяет на сегодняшний день достаточно уверенно закупить все товары для предновогодних недель (продукты питания, прежде всего).

— В связи с последними событиями Вы прогнозируете резкое увеличение роста цен на продукты питания?

— На самом деле все достаточно просто. Цена в первую очередь исходит от производителя. Он формирует цену. С нашей стороны добавляются транспортные накладные и торговая наценка. На сегодня могу сказать, что значительного роста на продукты питания не наблюдается. Мне видится, что до Нового года сохранится такая тенденция. Но, конечно, какой-то рост будет, хотя бы из-за инфляции. Можно сказать, что до января ситуация понятна, что будет далее, сказать трудно.

— Есть ли отличительные признаки кризиса торговых сетей именно в Бурятии или мы идем в русле общероссийских тенденций?

— В республике аналогичная картина с торговыми сетями, как и по всей стране. Мы только отличаемся масштабами: сравнивать нас с "Седьмым континентом" или "Пятерочкой" не стоит. Я недавно совершил объезд всех крупных поставщиков: Москва, Новосибирск, Красноярск, Санкт-Петербург. Там точно такое же состояние.

Другое дело, что кризис проявляет слабые и сильные стороны каждой компании в отдельности. Есть торговые сети, которые просто "упали", вплоть до ухода с рынка. Полки магазина ведь, как лакмусовая бумага, все показывают. Пустые полки — очевидный кризис компании.

— На Ваш взгляд, есть опасность более острого кризиса, вплоть до банкротств местных ритейлеров, тем более их не так много?

— Во-первых, их не много и не мало. Во всех крупных городах, как правило, действуют два-три основных оператора и не более пяти более мелких игроков. В Улан-Удэ похожая картина. Во-вторых, конечно, есть такие опасности. Мы находимся в начале кризиса, считается, что пик его будет в 2009 году. Находясь в начале пути, сложно точно определить, кто и когда может "упасть". Делать такие прогнозы не совсем корректно. Единственное, что можно точно сказать: кризис все расставит на свои места.

— Есть вероятность жесткой экспансии со стороны более крупного российского ритейла в Бурятии? Вы не испытываете опасности, что в регион на фоне кризиса придут более сильные игроки?

— Кризис коснулся не только Бурятии, но всей России. У всех стало меньше денег, и крупного российского ритейла это тоже касается. Но Бурятии в ближайшие год-два не грозит экспансия. Если уж и говорить об интересе торговых сетей федерального значения к регионам, то, прежде всего, это города-миллионники. Есть же технология захода в регионы. Сначала идут города с более миллиона жителей, после этого 700, далее 500-тысячники со временем. И финансовый кризис не изменил эти правила. К тому же федеральные торговые сети на те деньги, которыми им государство помогает, будут выравнивать ситуации внутри компаний, но не станут бросаться в регионы на скупку магазинов.

— Крупнейшим федеральным сетям финансовую помощь оказывает правительство России. В этой связи какие мероприятия Вам заметны со стороны местных властей?

— На сегодняшний день, откровенно говоря, никаких субсидий мы не получаем. Чтобы нам сказали: занимайтесь продуктами, а мы вам что-то субсидируем или выделим, — этого пока нет. Предложение помощи озвучено было, но только для так называемых "социальных" магазинов. Для этих торговых точек действительно будет оказываться финансовая помощь. Президент Бурятии дал поручение разработать сеть таких объектов. Мы тоже начинаем над этим работать. Bозможно, один-два наших магазина переведем в разряд "социальных".

— Как Вы заметили, следующий год будет пиковым для кризиса. Какие изменения грядут внутри компании в этой связи?

— Мир больше не будет прежним. Теперь мы должны корректировать все свои планы. Прежде всего необходимо сократить издержки. Над этим работают наши экономисты, уже есть антикризисный план, по которому будем работать до нового года.

Возможно, будут сокращены лишние кадровые единицы, но это позволяет освободиться от не очень квалифицированных кадров. В этой связи будем требовать от сотрудников увеличения производительности труда. Это требование времени и рынка. Также, возможно, необходимо сократить рекламные затраты — это тоже большая статья расходов.

Кроме того, мы сократили инвестиционные проекты. Прежде всего речь идет о спасении или укреплении бизнеса, главное - не распыляться. С другой стороны, кризис ведь не трагедия, иногда он дает и новые возможности. Я имею в виду увеличение конкурентной силы.

— Что Вы вкладываете в понятие "конкурентная сила", тем более на фоне слухов о грядущем закрытии магазинов торговых сетей в Бурятии?

— Как можно закрывать магазины? Совершенно нет таких мыслей. Да, мы изменили планы по инвестиционному развитию, но не отменили проекты, которые сейчас в работе. В 20а квартале на "развязке" долевым участием строим магазин. Весной планируем открывать. Кроме того, под брендом "Селенга" работает цех полуфабрикатов. Ранее купили здание и будем устанавливать приобретенное немецкое оборудование: планируем мясоперерабатывающую фабрику.

"Конкурентная сила", на мой взгляд, это максимальная независимость от внешних факторов. Например, от тех же поставщиков. Кроме того, я считаю, что производить продукты питания под собственным брендом, в данном случае "Селенга", — это достаточно благородно.

— Несколько слов для читателей "Номер один".

— "Титан" работает много лет на рынке продуктов питания. Мы на сегодняшний день понимаем, в какой сложной ситуации находится вся страна и республика. Безусловно, мы осознаем свою ответственность перед населением за бесперебойное наличие продуктов питания в магазинах по минимальным ценам.

^