19.05.2004
Цех по пошиву балетной обуви — так при Академическом театре оперы и балета называется мастерская по изготовлению пуантов. Шьет пуанты бывшая балерина — примеряет их на свои ноги и сетует, что сегодня балерины стали носить балетную обувь на два, а то и три размера больше тех, что были несколько десятилетий назад. Мастерская по изготовлению пуантов работает в том же ритме, что и весь театр — напряженно перед премьерами, и спокойнее во время рядовых репетиций. Работники цеха уходят в отпуск только с закрытием театрального сезона — без этих специалистов театр также не сможет существовать, как и без самих артистов и музыкантов.
Для того, чтобы шить пуанты, необходимо иметь особую чувствительность пальцев: вся работа происходит вручную и мастера даже перчатки не надевают, чтобы ощущать все мельчайшие трещинки и бугорки.
Главные инструменты — ножницы и крючок, а дальше кропотливый, ежедневный труд: нанести несколько слоев ткани на пятачок — носок балетного тапочка, пропитать казеиновым клеем, отбить молотком, сформировать удобное основание и обшить все атласным материалом. В цехе работают в основном те, кто раньше сами имели непосредственное отношение к балету. Заведующая мастерской — Любовь Бадеева — бывшая балерина, она танцевала в нескольких десятках спектаклей и, отработав 20 лет, вышла на пенсию:
— Мы, артисты балета, кроме преподавания после выхода на пенсию, больше ничего делать практически не можем. Я не стала преподавать и в 39 лет, оставшись без работы, решила заняться изготовлением пуантов.
Любовь Ринчиновна, так же как и другие сотрудники мастерской, до выхода на пенсию слабо себе представляла, как можно самостоятельно, вручную сшить пуанты. Как раз в то время мастерской при театре не было уже несколько лет, и специалистов, которые бы научили новых мастеров, не осталось. Тогда будущие мастера по изготовлению пуантов отправились в Пермь, там при Академическом театре была большая мастерская с традиционной школой пошива балетной обуви.
Бурятские мастера прошли курс обучения в этом театре. С тех пор мастера шьют по три пары пуантов ежедневно, а снашивается за день намного больше. Балетная обувь служит порой только два-три спектакля, Ну, а если ее хозяин — солист и постоянно репетирует, выкручивая фуэте — не более однго представления. Балетный опыт, говорит Любовь Ринчиновна, значительно помогает ей в нынешней работе:
— Я обязательно примеряю балетные туфли на своих ногах. Когда сомневаюсь, встаю на пятачок, проверяю на устойчивость.
Колодки, по которым шьется балетная обувь, сделаны несколько лет назад. Раньше они были индивидуальными — у каждой балерины своя, подписанная сбоку шариковой ручкой. По ним сейчас и изготавливаются пуанты, просто подбирая по размеру. Любовь Ринчиновна сетует — в последние годы молодые балерины значительно увеличились.
Девочки выше стали, крупнее, и ноги у них больше. Раньше самым ходовым размеров был тридцать шестой, а сейчас тридцать семь-тридцать восемь, а то и больше бывает. Только одна колодка тридцать пятого размера востребована.
Живя по тому же рабочему графику, что и весь театр, в пуантовой мастерской так же радуются премьерам и напряженно работают во время репетиций. Заведующая цехом никогда не пропускает новые постановки, обязательно посещает все премьеры и внимательно следит за репертуаром театра. Говорит, в годы ее работы спектаклей было намного больше. Артисты чаще выезжали на гастроли.
— Однажды, во время выступлений в Москве, — вспоминает Любовь Бадеева, — мы танцевали в одном спектакле с Ларисой Сахьяновой, и она мне пуанты свои заняла, мы с ней один размер носили. Жаль, что ее колодки в мастерской не осталось. Посещая спектакли и живя полноценной жизнью театра, мастер балетной обуви считает, что сегодня в оперном время, как и везде, сложно.
— Артисты уезжают просто потому, что им предлагают более удобные и выгодные условия работы, — говорит Лариса Ринчиновна. — Балет у нас сильный и многие танцоры в центральных городах востребованы. Но я стараюсь быть в стороне от внутренних перипетий и выяснения отношений в театре. Я просто стараюсь делать свою работу лучше и, наверное, вношу тем самым хоть какую-то долю в искусство Бурятии.
^