03.12.2008
Целый ряд министерств и ведомств Бурятии, да и вообще все взрослое население республики столкнулись с проблемой полного непонимания подрастающего поколения. В Бурятии подростки в три раза чаще, чем по России в целом, совершают самоубийства. Но трагедия даже не в этом: в подавляющем числе случаев ни педагоги, ни милиция не могут установить причины суицидального поведения современных подростков. А значит, пока не могут они и эффективно бороться с "эпидемией" детских суицидов.
40 самоубийств за год

— За истекшие 11 месяцев в Бурятии уже произошло 40 суицидов среди несовершеннолетних, трем детям не было и 14 лет, — говорит Ирина Савченко, начальник отдела по предупреждению правонарушений в среде несовершеннолетних.

В 75% случаев установить причину суицида следствию так и не удалось. Из тех мотивов, которые в результате проверок МВД все же вышли на поверхность, преобладает такая, как ссора с родителями, — 13,5%, зафиксированы также единичные случаи самоубийств из-за неразделенной любви или проблем в школе.

— Ребенка уже нет, так что о причинах добровольного ухода из жизни мы можем только догадываться. Хотя по каждому факту мы проводим проверку с целью установления причин: опрашиваем родственников, соседей, друзей, одноклассников, — замечает Ирина Владимировна.

29 детей, ушедших в этом году из жизни добровольно, воспитывались в благополучных полных семьях. Только четверо — в неблагополучных и еще четверо не имели родителей. То есть вопреки стереотипам больше суицидов как раз происходит в семьях, где дети воспитываются в достатке.

"Номер один" уже писал о случае с 14-летней девочкой, которая покончила с собой, потому что ее выгнали из школы. В этом случае определить причину самоубийства было просто: перед смертью девочка оставила записку, которая явно указывала на то, что главным поводом для трагического ухода из жизни были проблемы со школой. Но далеко не все послания самоубийц можно трактовать так однозначно.

Самоубийство как игра

Работников ПНД шокировал случай, который произошел в Улан-Удэ не так давно: подросток выбросился с балкона восьмого этажа, а перед этим заснял сам себя на мобильный телефон и рассказывал о том, что собирается сделать.

— Это была как будто игра, — говорит Ирина Савченко. — Парень при этом улыбался, шутил, говорил: "Я смогу это сделать, а вам слабо?" Причем никаких опьяняющих веществ он не принимал. Получается, это для него была словно шутка какая-то или, быть может, перед этим был спор с кем-то на эту тему.

Этот подросток выбросился с балкона. Еще один выстрелил себе в голову из охотничьего ружья. Но, как правило, петля — самый распространенный способ добровольного ухода из жизни. "Красной зоной" в Республике Бурятия можно считать те районы, где постоянно год от года происходят детские самоубийства. "Лидирует" в этом отношении Джидинский район. В текущем году там произошло сразу шесть суицидов. И это несмотря на то, что в Джиде уже год работает специальный центр по профилактике самоубийств. По три факта было в Тункинском, Кижингинском, Селенгинском и Баргузинском районах. Восемь случаев произошли в Улан-Удэ. Таким образом, детский суицид может произойти в любое время и в любом населенном пункте Бурятии. Что это за феномен и почему дети из благополучных семей, у которых, казалось бы, нет никаких серьезных проблем в школе и дома, решаются уйти из жизни?

Спросят выживших

В республике отсутствуют специальные службы и специалисты-суицидологи, поэтому отдельно проблема никак не исследовалась. А ее масштаб таков, что сразу несколько республиканских ведомств (МВД, минздрав, министерство образования и Комиссия по делам несовершеннолетних при правительстве РБ) начали искать выход из создавшегося положения.

24—25 ноября прошел Республиканский семинар "Предупреждение суицидального поведения среди подростков и молодежи". Специально для того, чтобы поделиться своим опытом, к нам приехал специалист из Иркутска — заведующая кафедрой медицинской психологии психологического факультета Иркутского государственного университета Ольга Степанченко.

Участники семинара сошлись в том, что противодействовать шквалу суицидов невозможно без тщательного изучения проблемы. Было решено на примере детей, у которых были попытки к совершению самоубийства, изучить, что именно, в конце концов, толкает их на такой страшный поступок.

— Специалисты пришли к выводу, что надо тщательно изучить неудавшиеся попытки суицидов, — объясняет Ирина Савченко. — По ним еще можно сделать какой-то анализ, установить, что толкает ребенка на такой поступок. Такого исследования в республике пока еще ни разу не проводилось.

Правда, пока нет даже базы данных по гражданам, неудачно пытавшимся наложить на себя руки: о 40 завершенных попытках известно. А скольких детей удалось спасти, но в любой момент они могут повторить попытку? Такую базу будут создавать. Jроме того, вскоре будет разработан план по профилактике суицидального поведения среди молодежи.

— Нужно, чтобы с подростками работали подготовленные специалисты, поэтому в тех районах, где наибольшее количество суицидов, мы будем проводить семинары районного масштаба, для того чтобы на местах подготовить хорошие, квалифицированные кадры, — говорит специалист Комитета по молодежной политике Татьяна Парпаева.

По этой проблеме уже организовано межведомственное сотрудничество с МВД, Комиссией по делам несовершеннолетних, минздравом, министерством образования и общественными организациями.

Внимание поможет?

— Каждый из нас может стать тем, кто может помочь ребенку, показав ему варианты выхода из тупиковой ситуации, — уверена специалист Агентства по делам семьи и детей Сэсэг Хандирова. — Поэтому мы проводим семинары, на которых обучаем, что нужно говорить ребенку, если он обратился к вам с такой проблемой.

По словам Сэсэг Гавриловны, вопрос о детских суицидах находится на постоянном контроле Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве Бурятии и в 2009 году первое же заседание будет посвящено разработке необходимых мер по противодействию росту детских суицидов.

Не успели представители разных ведомств провести вышеназванные мероприятия, как пришли новые данные: буквально на днях еще два подростка покончили с собой. И снова ситуация тупиковая: оба одиннадцатиклассника — из благополучных семей, проблем со школой не было. Видимых причин для такого шага, как и в большинстве других случаев, снова не было. Как успеть спасти молодые жизни, что делать, чтобы остановить, наконец, трагическую статистику? Почему все больше ребят решаются на добровольный уход из жизни? Пока конкретные ответы на эти вопросы так и не найдены.

Кстати, несколько лет назад в Бурятии проводилось тестирование школьников с целью выявления группы риска среди учащихся и разработки профилактических мер. Как показали исследования, большая часть детей — это дети с заниженной самооценкой. У подавляющего большинства испытуемых уровень тревожности был очень высоким.

^