10.12.2008
Сегодня долги торговых розничных сетей Улан-Удэ перед бурятскими сельхозпроизводителями и перерабатывающими компаниями, поставщиками молочной продукции, хлеба, макаронных изделий, мяса и овощей, исчисляются уже миллионами рублей.
— Моему предприятию одна очень известная розничная торговая сеть Улан-Удэ задолжала за молочную продукцию свыше трех миллионов рублей, — рассказал в интервью корреспонденту "Номер один" руководитель фермерского хозяйства и депутат Народного Хурала РБ Юрий Мельчаков.

Задолженность у покупателей имеется перед маслозаводами Мухоршибирского, Бичурского и Селенгинского районов. Многие другие сельхозпредприятия попали в похожую ситуацию. Так, Боргойский племенной завод Джидинского района, помимо животноводства занимающийся и выращиванием зерновых культур, не может дождаться расчета от "Макбура". А "Макбуру" не платит та же розничная сеть, задолжавшая ему свыше 50 миллионов рублей.

Розничные сети Бурятии медлят с оплатой, потому что им и самим не хватает оборотных средств. Ситуация напоминает порочный круг.

Причем, крайними остаются местные производители. Они не могут, в отличие от крупных оптовых компаний страны, диктовать условия рознице. Приостановка поставок для них смертельна.

— Нас фактически поставили на колени, ведь молоко — продукт скоропортящийся, — говорит Юрий Мельчаков. — Если мы сегодня откажемся поставлять свою продукцию в розничную сеть, то завтра нам ее придется просто вылить.

В то же время без денег, как без воздуха, долго жить у производства не получается. И если кризис неплатежей затянется, то в Бурятии повторится сценарий начала 90-х: производство попросту умрет.

— Небольшим предприятиям выживать сложно, — рассказал корреспонденту "Номер один" один из директоров небольшой хлебопекарни, не пожелавший назвать свою фамилию. — Сейчас у нас не хватает наличных денег, чтобы приобрести сырье. А не будет сырья, не будет и продукции. Как жить, непонятно.

Валерий Емельянов, директор небольшой фабрики макаронных и хлебобулочных изделий с маркой "Сибирский продукт", говорит, что ему приходится серьезно пересматривать свою сбытовую политику.

— Надо продолжать работать, — говорит Валерий Eмельянов. — Встанет производство — мы просто умрем. Мы ищем новые рынки сбыта и перестаем работать с неплательщиками. Работаем по предоплате. В результате торговые сети стали закупать продукцию небольшими партиями.

В этой ситуации все предприниматели обращаются за государственной поддержкой. По признанию многих представителей отрасли, до недавнего времени на поддержку по линии минсельхоза Бурятии могли рассчитывать далеко не все сельхозпроизводители. Двери кабинетов открывались лишь для ангажированных руководителей фермерских хозяйств и районов. При этом им раздавались бюджетные деньги, дальнейшее направление и использование которых никто не отслеживал и уже тем более не требовал отчета. Сейчас, пусть не быстро, но все же ситуация меняется.

^