05.01.2009
Ушедший год получился у Бурятии, словно туристическая поездка на Северный полюс. Вроде добрались, пейзажи красивые, только вот снег слишком глубокий и холодно очень. При этом не покидает чувство тревоги: не затянется ли приключение? Результаты года неоднозначны, противоречивы, а перспективы неясны даже на ближайшее будущее. В некоторых случаях итоги года заставляют улыбаться, в других — задумываться. По традиции, "Номер один" отмечает вехи ушедшего года.

Иллюзия благополучия

Согласно официальным отчетам, экономика Бурятии в 2008 году развивалась невиданными ранее темпами. Чиновники гордо делились цифрами: о том, что мы попали в общероссийские "десятки" и "двадцатки" по темпам роста всего подряд. С другой стороны, население в течение года перешло на следующий уровень в игре "Получи кредит на халяву". Вслед за уже купленной "белой техникой" граждане стремительно ринулись скупать в кредит автомобили и квартиры. В результате пробки на дорогах и строительные заборы стали неотъемлемой частью пейзажа Улан-Удэ.

Народ и власть сытно и доверительно убеждали друг друга (первые десять месяцев), насколько все хорошо устроились в солнечной Бурятии. В общем, до капиталистического рая оставалось сделать несколько шагов. Причем чисто технических. Иллюзия экономического благополучия всей республики в целом и большого количества народа по отдельности — это первый итог уходящего года. То, что иллюзия накрылась "медным тазом" в 2008 году, тоже символично.

Парадоксальные инвесторы

Однако пока все прыгали от радости по поводу экономических успехов, случались всякие катаклизмы. Они мешали всеобщему счастью кредитования, поэтому население волновалось. Так, в феврале пиротехническое шоу на ТЭЦ-1 привлекло внимание мировых знаменитостей, вплоть до Анатолия Чубайса. Поговаривают даже, что именно после аварии в Бурятии он окончательно разочаровался в РАО "ЕЭС", разогнал контору и удалился поднимать нанотехнологии. Чуть позже, вместо одного главного, населению Бурятии предъявили сразу аж двух новых владельцев ТГК-14 — ОАО "РЖД" и ООО "ЕСН". Теперь они избраны богом греть нас и являются в этом деле истиной в последней инстанции. Народ до сих пор находится в сомнениях, насколько этому составу акционеров ТГК-14 вообще интересно заниматься такими пустяками, как обогрев нескольких сот тысяч жителей провинциальной республики. Есть мнение, что теперь компании ТГК-14 наш регион абсолютно неинтересен, поскольку достался "в нагрузку" к Чите с ее крупными ресурсными проектами.

Еще из экономических парадоксов стоит отметить мелочность и склочность других инвесторов. Вместо того чтобы строить, бурить, добывать на территории райской Бурятии все подряд, капиталисты начали маяться откровенной дурью или, наоборот, считать дебет-кредит и предъявлять претензии. Каждый случай особливый, но в результате "Метрополь" свернул деятельность на севере Бурятии, а Виталий Малкин послал как объект инвестиций далече вообще весь регион. Особо стоит отметить аэропортных бизнесменов из Австрии. В течение года складывалось ощущение, что данные бизнесмены вовсе даже не из этой патриархальной страны, а из легализовавшей коноплю Голландии: по-другому объяснить их действия не представлялось возможным. В любом случае реплики наших ответственных чиновников в их адрес уже совсем далеки от толерантных.

Мешки бюджетных денег

Зато, в отличие от частных инвестиций, в Бурятию мешками прибывали бюджетные деньги. Школы и больницы росли как грибы после дождя, и чиновники даже порядком устали презентировать и резать ленточки. Дороги, правда, строились, как обычно, воровато, но мужики с лопатами и на катках на проезжих частях стали приметой времени. Президент Бурятии на пару с министром финансов целый год втолковывал недоверчивым депутатам Народного Хурала, что происходит знаменательное событие: в Бурятии много денег, бюджет беспроблемный, давайте учиться тратить с умом. Местами мудрые депутаты, пережившие всевозможные катаклизмы за последние 20 лет, не верили в такое счастье и задавали глупые вопросы.

Несмотря на плановое процветание, отдельные отрасли экономики Бурятии отказывались идти в ногу со всей республикой. В частности, попытки президента республики понять, как сельскохозяйственные чиновники собираются тратить бюджетные деньги, ни к чему не приводили в течение года. Итогом стало волевое решение Вячеслава Наговицына: закапывание денег в землю или кормление ими скота в ожидании урожая и надоев признать нерентабельным. Деньги давать только под конкретные проекты и планы. Удивленные чиновники встали в ступор, поэтому отрасль "обломилась" с деньгами на будущий год. Правда, основная масса крестьян, давно перешедшая на натуральное хозяйство, даже не заметила сего горя: деньги до них и так никогда не доходили.

Экономические катаклизмы

На отдельных предприятиях в течение 2008 года случались катаклизмы разного масштаба. Менеджмент "Бурятмясопрома" к середине года понял, что дальнейшее высасывание из предприятия денег невозможно, и приостановил деятельность. С тех пор комбинат претерпевает структурные изменения, логично завершающиеся теперь банкротством.

На ЛВРЗ к концу года была объявлена очередная реформа. Завод переходит в очередную "дочку" РЖД, непонятливые рабочие резко напряглись за отсутствием информации.

Авиазавод запускал пачками вертолеты в сторону далеких стран, не забывая поругиваться с "Водоканалом" о движении по трубам общих отходов жизнедеятельности.

"Макбур" устал на кредитные деньги лепить макароны и практически остановился.

Простой же народ Бурятии не остался в стороне от общероссийской экономической действительности. Изрядно матерились автовладельцы от цен на бензин. Сначала от их безудержного роста летом, потом от их неснижения осенью, в то время как во всем остальном мире нефть активно дешевела. Окончательно уверившись, что бензин в России делают не из нефти, а из чего-то другого, народ занялся более практичным делом. Начал переживать кризис.

Кризис подкрался незаметно

Мировой финансовый, а затем и экономический кризис население Бурятии до поры до времени переживало в основном по телевизору. Наиболее продвинутые граждане удивленно смотрели на показатели фондовых рынков. Затем настороженно присматривались к остановке автозаводов и металлургических предприятий в других странах и регионах. Вячеслав Наговицын даже объявил, что Бурятии повезло: поскольку закрываться здесь особо нечему, то ничего и не будет. Толп безработных, слоняющихся по городу, замечено действительно не было.

Кризис подкрался незаметно, как бульдозер: нам ведь свойственно не замечать крупные формы.

Вдруг в ноябре отдельные владельцы бизнесов и топ-менеджеры схватились за головы, когда их "лесом" послали в банках. Кредиты давать перестали, процент назначили неподъемный, наступило кредитное похмелье. В это же время не менее избалованное легкими деньгами население с трудом соображало, как можно повысить кредитную ставку на десять пунктов за сутки. В финансовом недоразумении, по мнению обывателей, виновными оказались филиалы коммерческих банков на территории Бурятии. Наиболее мстительные и бедные граждане, видимо, перестанут платить по кредитным счетам.

Точных цифр о падении экономики за первую пару месяцев кризиса в Бурятии пока нет, отдельные предприятия, у которых по слухам таки случилось "недержание темпов роста", переживают горе в одиночестве, без привлечения общественности.

Чистка рядов

На фоне безмерных экономических успехов и начала борьбы с кризисом в Бурятии менялись министры и другие чиновники. Уехал в Москву глава администрации президента и главный казак Александр Ковалев. Его прибытие в прошлом году было загадочным, действия в Бурятии — неоднозначными, убытие — логичным. Итогом его деятельности стали победы "Единой России" на местных и федеральных выборах и странноватый кадровый подбор для Вячеслава Наговицына. Может, случайно, но сразу по его отъезде президент начал чистку министерских рядов.

С юридическими коллизиями правительство лишилось мифической затворницы от культуры Юлии Ангаевой. Совсем недавно был освобожден "по собственному желанию" министр "инфраструктуры" Станислав Патрушев. Внутри кабинета министров люди тоже перемещались, но менее активно. Петр Носков перестал заниматься местными недрами и пересел в кресло главы администрации президента. Сергей Лысцев вернулся обратно в Москву представителем региона в ранге министра. О яркой, насыщенной жизни вновь прибывших министров говорить пока рано.

И еще о министрах. Двое бывших чиновников высшего ранга получили сроки. Некогда глава администрации президента Иннокентий Дагбаев и министр финансов Александр Налетов в упор отказываются от грехов, но кому это теперь интересно? Еще один, но действующий, министр Татьяна Думнова продолжила в 2008 году реалити-шоу под названием "Судимый министр". В результате ее сняли. В смысле судимость. Татьяна Думнова же благополучно трудится.

Изобретательный Хурал

Народный Хурал в 2008 году был изобретательным. Депутаты поодиночке и целыми фракциями каждую сессию придумывали новые затеи, как еще им удивить общественность. Как и подобает политическому гегемону, во главе процесса была "Единая Россия". Так, например, ее многочисленность была равновелика ее недисциплинированности, посему оппозиционеры глумились над "партией власти" кто во что горазд. Сессии срывались из-за неявки "гегемонов", а "единоросы" оправдывались. В местной "Единой России" даже поменялись лидеры, но успокоение не наступило. В результате апофеоза демократии в отдельно взятом региональном парламенте Народный Хурал стал известен всей стране.

Даша — наше все

Без сомнения, в ушедшем году стоит отметить два равновеликих события: полоскание в Байкале "Миров" и официальный визит Даши Варфоломеевой к Владимиру Путину.

Пиар-эффект для Бурятии от этих мероприятий трудно недооценить. В первом случае толпа журналистов со всего света оккупировала наш берег Байкала и в течение недели распугивала местных жителей нездешними замашками. В итоге на "Мирах" "засветились" и поплавали влиятельные лица, находившиеся поблизости, на Байкале обнаружили неведомую живность, но еще не нашли золото Колчака. "Метрополю", как главному спонсору, отпели хвалебную, а заодно, кажись, и заупокойную, в смысле деятельности в Бурятии.

Во втором случае ребенок из п. Тугнуй стал мировой знаменитостью, по детской наивности позвонив господину Путину. В результате Даша Варфоломеева успела оказаться в центре политических разборок, посетить Кремль, стать звездой Интернета и покушать с премьер-министром. Премьер поцеловал Дашу, вызвав эйфорию у поклонников, Даша привезла подарки, по слухам, не только для себя, но и для всей Бурятии.

В целом год для Бурятии, несмотря на естественные издержки и мировую экономическую бурю, все-таки стоит считать удачным. Следующий год, правда, обещает быть не столь лучезарным во всех смыслах, но повода для ожидания серьезных трагедий пока не видно.

^