21.01.2009
Были случаи, когда эти преданные собаки спасали охотнику жизнь. Сейчас, будучи на пенсии, Гончик Дамбаевич построил во дворе своего дома мини-питомник и занимается разведением и воспитанием собак, с которыми связаны 47 лет его жизни, — восточно-сибирских лаек.
А началась эта история с лайками, когда молодой Гончик работал луговодом в Тугнуйском совхозе. Он частенько любил выйти в тайгу на охоту. Правда, охотиться с обычными дворовыми псами ему было неинтересно. И Гончик Дашинимаев купил в Иркутском питомнике породистую собаку — чистокровную восточно-сибирскую лайку. Потом от этой лайки он получил потомство. О своем выборе заядлый охотник не пожалел ни разу. По словам Гончика Дамбаевича, особо дрессировать и натаскивать собак ему не приходилось.

— Оказавшись в лесу, они сами начинают вынюхивать, искать и загонять зверей. Привезешь щенков 6—8 месяцев в тайгу — и они моментально перенимают от взрослых собак все навыки, сразу же начинают искать следы, — говорит Гончик Дамбаевич.

Гончику Дашинимаеву в свое время дали громкое прозвище — Тугнуйский волкодав. 46 лисиц — за один охотничий сезон — его личный рекорд, который побить до сих пор вряд ли кто-нибудь способен. А помогали бить все рекорды его любимые лайки. По словам бывшего охотника, собаки этой породы наиболее приспособлены к нашим суровым сибирским условиям, неприхотливы и чрезвычайно трудолюбивы.

— Восточно-сибирские лайки — особые. Раньше их еще называли остроухими. Они всегда держат уши востро, хвост всегда загнут в колечко. И как бы ни устали, эти собаки никогда не будут плестись позади хозяина. Лайка всегда впереди человека, всегда настороже и полна энергии!

Месяцами охотник и его верные друзья-лайки пропадали в тайге, сделав зимовье своим вторым домом. Охотились на изюбров, лисиц, белок, рысей, барсуков, соболей и прочую живность. Словом, сколько раз Гончик Дамбаевич ходил на охоту, теперь ему уже трудно вспомнить, а вот о том, как его собаки спасали ему жизнь в тайге, он не забудет никогда.

— Заблудился я как-то раз в тайге, — вспоминает охотник. — Уже ночь настала, мороз страшный. Найти зимовье никак не получается. А тут еще собака моя как будто взбесилась — под ноги бросается, идти не дает мне, даже сапоги кусает. Потом вдруг начинает убегать, возвращается обратно, смотрит мне в глаза. Думаю с досадой, сейчас не до тебя! Потом подумал: а вдруг она хочет меня отсюда вывести? Пошел за ней и вышел прямехонько к зимовью.

Только тогда Гончик Дамбаевич понял, что шел совсем не туда, а пес помог ему найти дорогу к дому. Другой опасный момент в жизни бывалого охотника был, когда он решил поймать живую рысь.

— Загнал этого зверя на дерево. Тут же соорудил что-то типа ловушки: на палку приделал петлю из веревки. Полез наверх. Рысь оказалась большая, размером побольше даже самой крупной собаки. Залез на дерево, вижу, смотрит на меня внимательно — глаза большущие-пребольшущие. Что было потом, не помню, только я вдруг оказался на земле, а на мне эта разъяренная кошка.

Что могло случиться дальше с охотником, об этом страшно даже подумать, если бы на помощь не пришли верные собаки, которые зубами оттащили дикое животное от своего хозяина. Тогда Гончик Дашинимаев отделался лишь испугом и несколькими царапинами и ушибами, но с тех пор ловить дикого зверя вживую больше не рисковал.

Узнав на собственном опыте о том, какими качествами обладают собаки породы восточно-сибирская лайка, Гончик Дамбаевич твердо решил сделать все, чтобы восстановить и сохранить эту породу у нас в республике. Потому что в Бурятии настоящих чистокровных собак такой породы можно пересчитать по пальцам.

— Надо кому-нибудь взяться за это дело — разводить восточно-сибирских лаек, чтобы сохранить породу, которая исчезает. Потому что знаний таких у охотников нет, им нужна рабочая собака. А какой у нее генотип, какие уши и хвост, какой она крови, никого не интересует. Но ведь охота в крови только у чистокровных собак охотничьей породы! — уверен Гончик Дамбаевич.

^