21.01.2009
Жестокость, с которой было совершено это убийство, вызывает оторопь и ужас. Главным образом, из-за его беспочвенности. Это преступление доказывает: ярость, наложенная на большую дозу алкоголя, может вывести за рамки человеческой природы.

60 ударов двумя ножами в голову — просто так, не задумываясь о последствиях, равнодушно к неумолкаемым крикам жертвы — очевидное зверство.

27-летний Дамдинов приехал из Закаменска на заработки. Подвернулся калым, занялся строительством бани в п. Нурселение. Сначала жил у сестры, потом перебрался к знакомому Шобонову, с которым вместе работал. У обоих жизнь как-то не складывалась. В двадцатилетнем возрасте Дамдинов загремел в тюрьму — до смерти забил человека. После освобождения стал, по словам родных, чрезвычайно нервным, вспыльчивым и раздражался по любому поводу. Родной дом сгорел — жить было негде, потому и с родными практически перестал общаться, стал пить.

У Шобонова судьба складывалась иначе. Он был младшим среди десяти детей. Получил средне-специальное образование, работал водителем, как говорят, по натуре был работягой. Женился, родились дети, но вдруг все рухнуло — в ДТП погибла его жена, на руках остались сын и дочь. После этого он как будто сломался, стал попивать. Перебивался строительными калымами.

В октябре прошлого года пути Дамдинова и Шобонова пересеклись. Ссор между ними не было, жизнь шла в обычном ритме: работа, выпивка по вечерам, снова работа. В один из дней строители получили аванс, взяли пива, а на другой день продолжили распитие. Ссора возникла из-за оброненного грубого слова. Вспыхнув, Дамдинов первым ударил знакомого кулаком в грудь, началась драка. Вмиг на пол полетела посуда, а следом и стол. Сначала под руку Дамдинову попался табурет, который после нескольких ударов раскололся о голову Шобонова, а потом на глаза гостю попалась подставка с ножами.

Шобонов стоял на коленях, когда знакомый обрушил на его голову первый удар ножом. Он закрывался руками, кричал, но остановить Дамдинова было уже невозможно. По его признанию, в тот момент он был очень зол на Шобонова, потому к его возможной смерти относился безразлично, да и не задумывался, умрет тот или нет. Когда от силы ударов сломался клинок ножа, Дамдинов отбросил его и взял в руки следующий нож. Он бил, не останавливаясь, пока не погнулся второй нож.

Все удары пришлись в голову потерпевшего, лишь часть — по закрывающим голову рукам. Взбешенный Дамдинов остановился только, когда Шобонов навзничь упал на окровавленный пол. После случившегося пьяный Дамдинов оставил истекающего кровью друга на полу, а сам ушел в спальню, упал на кровать и уснул.

Через пару часов он проснулся и подошел к Шобонову: тот был уже холодный. Дамдинов собрал свои вещи, сел в микрик и уехал в гости к дяде. За чаем тот заметил на рукавах племянника кровь, спросил о ее происхождении, в ответ Дамдинов рассказал о драке. Дядя посоветовал сообщить о произошедшем в милицию, что и было сделано.

Вскоре Дамдинов уже показывал сотрудникам дом убитого. При осмотре места происшествия в доме Шобонова были обнаружены и изъяты запачканные кровью ножи с отпечатками пальцев Дамдинова, они были приобщены к делу в качестве вещественных доказательств вместе с одеждой подозреваемого, на которой была обнаружена кровь потерпевшего.

В общей сложности, по заключению экспертов, на теле Шобонова было зафиксировано около шестидесяти ножевых ранений, которые привели к тяжелейшим травмам головы, несовместимым с жизнью. Родные, забиравшие тело убитого из морга, были шокированы: у погибшего в буквальном смысле слова не было лица — до такой степени оно было изуродовано.

На сегодня Дамдинову уже предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ "Убийство", свою вину он полностью признал. Дело направлено в суд. С учетом совершенного особо опасного рецидива преступлений Дамдинову грозит максимально длительный срок заключения.

По материалам СО по Советскому району СУ СК при прокуратуре РФ по РБ.

Имена изменены, совпадения случайны.

^