28.01.2009
Среди итогов — вручение гостю выставки Владимиру Путину национального бурятского хадака. Александр Чепик отметил и огромный интерес, проявленный иностранцами к нашему омулю, водке, воде, ореху. В свою очередь министр сельского хозяйства Бурятии рассказал, какое большое на него произвело впечатление производство электроэнергии из навоза прямо на европейских фермах.
Оба высокопоставленных чиновника сошлись во мнении, что участие Бурятии в Международной сельскохозяйственной выставке "Зеленая неделя-2009" оказалось удачным.

Internationale Grune Woche Berlin 2009 проходила уже в 74-й раз и по праву считается крупнейшим в Европе продовольственным форумом. Надо полагать, побывать на ней считается полезным, участвовать — почетным. Можно долго рассуждать, зачем местному нерадостному сельскому хозяйству сдалось ездить по европам. Там аграрное дело ушло вперед российского сельхоза примерно на столько же, как автопром и электроника.

Но заместитель правительства Бурятии Александр Чепик полагает, что ездить надо. Например, в далеком Берлине удалось привлечь внимание Владимира Путина к не менее далекой ему Бурятии. Обходя стенды 19 регионов России, которые там выставились, премьер-министр не обошел и наш. Ему повесили на шею хадак, вероятно, он улыбнулся и пожелал успехов.

Кроме того, по мнению зампреда правительства, "было важно понять интерес западных компаний к продукции, которую рентабельно производить в Бурятии". Таких продуктов набралось немного, все они далеки от собственно сельскохозяйственных, в полном смысле этого слова.

В первую очередь это байкальская вода: великое озеро, по убеждению чиновников, по-прежнему ассоциируется у иностранцев с экологической чистотой. Как производное от воды, популярностью на выставке в Берлине пользовалась и местная водка. Также интерес у европейцев вызвали орех (кедровый грильяж) и омуль. На этом Александр Чепик список продуктов, потенциально способных экспортироваться, и закончил. По сути, таким набором торговали из Сибири с незапамятных времен — не хватает только пушнины. С другой стороны, в традициях нет ничего зазорного: Куба и Ямайка веками до наших дней стригут сахарный тростник, а Индия — чай.

Александр Чепик особо подчеркнул, что на выставке не стояла задача срочного подписания контрактов на поставку. Но ставилась цель вызвать интерес к продукции Бурятии, и она достигнута. Выявлены ценовые ориентиры и другие экономические показатели. Определен круг возможных иностранных оптовиков-поставщиков на европейский рынок. Теперь всю информацию передадут на наши местные предприятия для изучения. Кроме того, помимо презентативных мероприятий, делегация республики из 31 человека (из них шесть глав районов) посетила поля, пашни и около 30 перерабатывающих предприятий разных форм собственности Восточной Германии. Зампред правительства отметил, что ему интересен опыт перехода сельского хозяйства из социализма, при ГДР, в капитализм, а также форма поддержки немецкого регионального сельского хозяйства.

Министр сельского хозяйства Бурятии Жаргал Батуев остался в восторге от сельского хозяйства европейской страны. Особенно он отметил вертикально выстроенные структуры по производству молока и рассказал об увиденных им фермерских электростанциях на навозе. Как он пояснил, к большому количеству удобрения добавляют кукурузу, и такая нехитрая смесь в определенных пропорциях может давать при брожении энергию. Сто с лишним тонн этой ядреной массы дает 1 мегаватт электроэнергии. По сути, этого может хватить целому сельскому району Бурятии. Видимо, опыт подобного использования навоза будет внедряться и в нашей республике.

Во второй части брифинга члены правительства Бурятии вернулись в суровую реальность и объяснили задержку проекта по перегону монгольских овец в Бурятию. Напомним, что еще во время визита Вячеслава Наговицына в Монголию было принято решение о "переселении" десятков тысяч овец для поднятия местного сельского хозяйства.

В частности, Александр Чепик отметил, что "есть некие сложности. Мы уже договорились по цене, срокам поставки. Вопрос уже решен, в том числе подготовлена территория, куда их собираются вывозить. Но мы столкнулись с непониманием и сложностями на уровне Российской Федерации. Например, анализ крови одного животного стоит три тысячи рублей. Все это ведет к тому, что экономический эффект либо нулевым, либо отрицательным получается. Со своей стороны, мы всячески готовы помогать бизнесу и стимулировать его, но сами мы этот вопрос не решим. Он передан в правительство России, мы взяли определенное время, чтобы его решить".

^