26.05.2004
Для жителей Бурятии путешествие за границу либо непозволительная роскошь, либо отдых в перерывах высокооплачиваемой работы. У нескольких улан-удэнцев заграница и есть работа. Регулярно бригады специалистов Авиазавода выезжают в многомесячные загранкомандировки — Мексику, Алжир, Пакистан, Малайзию, Египет и другие страны мира — всего более тридцати. Обучая иностранных пилотов работать на нашей технике и поддерживать боевое состояние вертолетов, бурятские специалисты практически всегда находятся под бдительным наблюдением местных спецслужб, покупают дорогую пресную воду и обязательно везут с собой соленую селедку и омуль.
Вылет в любую страну
На заводе сегодня трудится чуть больше пяти тысяч человек, небольшая часть из них — люди, для которых название "Чили" ассоциируется не только с острым соусом, они лучше многих знают, где находится неизвестная страна Эритрея, а Гондурас для них — это не просто странное слово. Цех гарантийного обслуживания существует при заводе уже больше шестидесяти лет. По условиям гарантии ремонт и техническое обслуживание осуществляется силами нашего Авиазавода. В какой бы стране ни находился наш вертолет, инженерам предприятия придется лететь туда.
В военное время мужчины, работавшие здесь, собирали котомки, набитые сухпайком и добирались до военных частей, дислоцированных порой и в Монголии, и в Восточной Европе, и ремонтировали стоявшие там бомбардировщики и истребители. Чтобы сегодня попасть в штат цеха эксплуатации, ремонта, обучения и сервисного обслуживания Авиазавода, необходимо быть не просто высококлассным специалистом и разбираться в технике лучше многих. Перед тем, как быть принятым на это место, новичок проходит "обкатку" на самом заводе. Отработав какое-то время в цехах по сборке, миновав ряд серьезных комиссий, подписав немало бумаг, специалист цеха по гарантийному обслуживанию должен быть готовым к тому, что его жизнью станут регулярно интересоваться посторонние люди. Постоянные медицинские комиссии, собеседования с психологами и обязательства не уронить честь родного предприятия, уважать законы и традиции чужой страны — будь то тоталитарный Иран или экзотический Египет — одна из сторон трудовых будней специалистов отдела.
В этом году планируется завершить сертификацию вертолетов "Ми-171" в Бразилии. Это означает, что наши вертолеты можно будет свободно продавать по всей Латинской Америке. Бразилия закупает вертолеты в основном для силовых структур. Одним из крупных рынков по сбыту для Улан-Удэнского Авиазавода сегодня является Мексика — в эту страну уже поставлено 12 вертолетов. Из стран Центральной Америки завод наиболее перспективными для себя считает сегодня Гватемалу, Сальвадор и Гондурас, эти страны приобретают летательные машины для ведомств по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне. Возможно, в скором будущем вертолеты из Бурятии будут обслуживать Панамский канал, а аргентинская жандармерия сможет кружить над небольшими городами и очагами лесных пожаров на вертолетах сделаных в Улан-Удэ.
В Малайзии хорошо, а в Алжире плохо
Один из последних контрактов завода — это поставка военно-транспортных вертолетов в Алжир. Сейчас ведутся работы по созданию в этой североамериканской стране регионального сервисного центра, и это означает, что в Африке постоянно будут находиться наши специалисты, обеспечивая должное техническое состояние и ремонт вертолетов "Ми-171". Для этого на предприятии существует цех эксплуатации, ремонта и обучения — далеко не все заграничные покупатели умеют обращаться с техникой, знают, как управлять машиной или ремонтировать случившиеся неполадки.
Другая сторона — это сама заграничная жизнь. По словам инженера по гарантийному обслуживанию цеха эксплуатации и ремонта завода Андрея Пирогова, частота и периодичность заграничных командировок в каждом случае зависит от заключенных заводом контрактов:
— Как правило, мы всегда осуществляем гарантийное обслуживание. Это точно тоже, когда обычные люди покупают холодильник, а производитель обязуется его ремонтировать. Здесь также — только мы выезжаем на место работы вертолета. Дополнительно завод обучает летчиков иностранцев управлять нашими вертолетами, мы осуществляем сервисное обслуживание и можем жить на иностранных военных базах столько, сколько пожелает заказчик.
Одна из последних командировок Андрея Пирогова — обслуживание вертолетов "Ми-171" в Алжире. Это североафриканская страна как никакая другая удивила видавшего многие экзотические страны инженера:
— Ужасные условия — центр пустыни Сахары и жара плюс пятьдесят. Когда летчики взлетают на вертолетах, почти ничего не видно, очень тяжело — песок забивается практически во все части вертолета, и уж если он работает в таком климате, тогда становится понятно, что нашим машинам не страшно ничего.
В Алжире, отмечают сотрудники цеха, условия жизни были намного хуже, чем в прежних командировках — это очень бедная страна с большими экономическими трудностями и безработицей. Русские специалисты жили на территории военной базы и практически не выходили за ее пределы.
— Как только мы покидали территорию базу, где жили, к нам сразу приставляли охрану, которая сопровождала нас постоянно. Это объяснялось, с одной стороны, нашей безопасностью, с другой — опасениями алжирцев, что мы можем шпионить. Хотя мы даже не знали, с какой целью они покупали вертолеты, и какие задачи ставили перед вылетами, для нас они только улетали с базовой точки и возвращались обратно.
Суточные $64 в сутки
В других странах, более цивилизованных, чем Алжир, наши специалисты жили как правило в достаточно комфортабельных гостиницах. Последние командировки — Мексика, Эквадор, немало специалистов завода работало в Малайзии. Илья Петров, менеджер по обучению цеха эксплуатации и ремонта Авиазавода, рассказывает, что ему эта страна запомнилась как достаточно прогрессивная и цивилизованная. Несмотря на то, что в Малайзии основная религия — это ислам, там лояльно относятся и к буддизму и к христианству, отсюда относительная демократичность и свобода страны, в отличие от тоталитарных мусульманских государств.
Что касается легенды о невероятно больших командировочных, которые получают работники Авиазавода, выезжая в далекие Бразилию и Гватемалу, то здесь, объяснил инженер Андрей Пирогов, все оплачивается только согласно нормативам, установленным Министерством финансов России:
— Например, когда я ехал в Алжир, то мне полагалось шестьдесят четыре доллара в сутки, возможно, на наши деньги это и большая сумма, но в этих странах все очень дорого. В Алжире даже приходилось покупать питьевую воду, положенных бесплатно полтора литра в день никому не хватало и поэтому немало денег уходило и на это. Зачастую приходится обедать в платных столовых и гостиничных ресторанах, где только одна чашка чая стоит два евро, а суп все десять. Конечно, мы пытаемся экономить и стараемся по возможности брать с собой за границу все любимые нами на родине продукты.
Практически во все заграничные командировки, как признались специалисты завода, они в обязательном порядке берут с собой рыбу — соленый омуль и копченую селедку. И это совсем не для того, чтобы угостить экзотической рыбой коллег из каких-нибудь Арабских Эмиратов. Омуль перед отправлением в поездку хорошо замораживается и бережно хранится в холодильнике исключительно для того, чтобы в какой-то особенный момент своим вкусом напомнить о родине:
— Такого нигде не найдешь, там не принято есть соленую рыбу, если в Европе и делают что-то подобное, то только с большим количеством уксуса. Так что даже в Африке мы умудряемся надолго сохранить рыбу, запрятав в морозильник, и достаем ее оттуда только по большим праздникам.
^